Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
 
Дмитрий МОРОЗОВ
Русская грусть и восточная нега
Динара Алиева выступила в БЗК с камерной программой
 
 
Из современных вокалистов лишь очень немногие берутся за камерную музыку и уж тем более выступают с сольными камерными программами. И это неудивительно, поскольку в эпоху всеобщей стандартизации едва ли не главным дефицитом оказывается индивидуальность. Но если в опере ее отсутствие можно порой небезуспешно закамуфлировать с помощью дирижера и режиссера, то в камерной программе спрятаться не за кого. Прикрыть пустоту вокалиста здесь не под силу даже самому лучшему концертмейстеру. Чтобы петь камерный репертуар, необходимо быть личностью, способной пропустить через себя эти вокальные миниатюры, найти для каждой свою, особую интонацию, без чего слушать их в таком количестве невыносимо скучно. И совсем уж считанные единицы могут себе позволить исполнить подобную программу в пространстве большого концертного зала: для того чтобы заполнить его звуком, не прилагая к тому каких-то специальных усилий, требуется отнюдь не камерный голос. Динара Алиева – одна из тех, кто сочетает в себе все эти качества. И вполне закономерно, что, вслед за прошлогодним выступлением в Рахманиновском зале консерватории, она вынесла программу, посвященную русскому классическому романсу, на подмостки БЗК.

До сих пор Алиеву знали как восходящую звезду оперной сцены, добивающуюся на этом поприще все более и более весомых успехов. Теперь можно с уверенностью говорить о том, что перед нами – не просто талантливая вокалистка, но музыкант и художник, серьезная и глубокая творческая личность, владеющая секретом «держать» зал на протяжении двух отделений не самыми «выигрышными» с точки зрения эффектности сочинениями.

Исполняя в БЗК романсы, певица отнюдь не прятала свой объемный и по-настоящему красивый голос, но вместе с тем и не старалась специально его демонстрировать, пользуясь им как гибким и послушным инструментом, с помощью которого можно развернуть перед слушателями необъятный мир чувств и настроений. Ей прекрасно удавались и холодновато-отстраненная лирика Римского-Корсакова, и обширная эмоциональная амплитуда Чайковского, и разнообразная гамма состояний и тончайших оттенков у Рахманинова. Голос Динары Алиевой становился то теплым и нежным, то восторженно-страстным, то мечтательно-задумчивым, то грустным и печальным. В нем ощущались и восточная нега, и русская грусть-тоска, и русская же душевная широта.

В числе лучших номеров этой программы пришлось бы назвать, наверное, как минимум половину. Алиевой удавались и такие «запетые» романсы, как «Я ли в поле да не травушка была» Чайковского, и не столь уж часто исполняемые почти что импрессионистические опусы Рахманинова. У нее равно получались как сочинения, требующие голоса плотного и сочного, так и те, что предназначены скорее для лирико-колоратурного сопрано (к примеру, «Восточный романс» Римского-Корсакова), причем верхний регистр звучал без всякого напряжения.

Программу хорошо дополнили «бисы» – «Песня матери» Дворжака и знаменитое «Summertime» из «Порги и Бесс» Гершвина, – в которых певица продемонстрировала широту своих исполнительских возможностей. И подумалось о том, что интересно было бы услышать в ее исполнении вокальный цикл «Любовь и жизнь женщины» Шумана или песни Шуберта, с одной стороны, а с другой – специальную программу, включающую в себя арии из оперетт и мюзиклов, а также какие-то джазовые стандарты...

Нельзя не отметить и пианистку Любовь Венжик, показавшую себя достойным партнером, вполне состоятельным на концертной эстраде, что можно бывает сказать далеко не про всех концертмейстеров, некоторым из которых лучше бы не покидать пределов репетиционных классов...

Сегодня нас часто уверяют, что сольные концерты, и не только вокальные, – «не тот формат» для такого зала, что они не соберут публику, если только речь не идет о сверхраскрученных звездах, вроде Нетребко, Хворостовского или того же Мацуева. Однако концерт Динары Алиевой собрал полный зал, и принимали ее с большим энтузиазмом. Поэтому, сколь бы успешно ни развивалась ее оперная карьера, хотелось бы, чтобы талантливая певица всегда находила время и на подготовку камерных программ, органично сочетая две ипостаси, как делали в свое время Ирина Архипова, Евгений Нестеренко или Елена Образцова.

Имя Образцовой возникло в данном контексте отнюдь не случайно: Динара Алиева не только является лауреатом ее конкурса, но и числит Елену Васильевну среди своих учителей. Общение с выдающейся русской певицей (в свое время, кстати сказать, выступавшей даже не просто с отдельными концертами, но с целыми абонементными циклами, посвященными романсу), ее уроки, безусловно, дали себя знать в этой программе. Нет, не в каком-либо подобии подражания, но в самом подходе к материалу (который можно было бы кратко определить известной формулой: сначала музыка, потом – слова), в глубине погружения в него и самоотдаче....

Вообще-то подобные концерты должны звучать в эфире телеканала «Культура», чтобы напоминать и слушателям, и начинающим певцам о том, что есть такая музыка, и не перевелись еще исполнители, способные достойно и адекватно ее исполнять.
 
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2014
Журнал Музыкальная жизнь