Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №1, 2014
Евгения КРИВИЦКАЯ
Цветочная история под Новый год
В Большом зале консерватории впервые сыграли оперетту
 
 
     
 
«Фиалка Монмартра» – один из самых популярных у нас опусов Имре Кальмана, ставшего, волею судеб, последним королем оперетты XX столетия. С его смертью, в 1953 году, завершилась эпоха «высокого стиля» в истории этого жанра. Да и в творчестве композитора «Фиалка Монмартра» оказалась последней кульминацией: созданные за ней «Императрица Жозефина», «Дьявольский наездник», «Маринка» и «Аризонская леди» и вполовину не завоевали популярности парафраза «Сцен из жизни богемы». Этот роман Анри Мюрже и до Кальмана уже попадал в поле зрения композиторов: кроме «Богемы» Пуччини, оперу, на тот же сюжет, написал и Леонкавалло. Но Кальмана, безусловно, привлекли автобиографические параллели. Незадолго до того он познакомился с семнадцатилетней русской эмигранткой, подыскивавшей место статистки в театре. Вера Макинская была очаровательной и нищей – как Виолетта и как Нинон, – соединив в себе черты сразу двух главных героинь будущей оперетты.

Весной 1930 года в Вене состоялась премьера «Фиалки Монмартра» и меньше чем за год она с триумфом обошла многие европейские сцены и даже покорила Сан-Франциско и Лос-Анджелес – под именем «Париж весной». В России оперетта приобрела особенно широкую известность благодаря телеверсии «Под крышами Монмартра». В ней собрались молодые актеры, чьи имена составляют теперь «золотой фонд» нашего кинематографа – Евгения Симонова, Владимир Басов, Александр Кайдановский, Владимир Носик, и фактически, акцент был сделан на драматическую составляющую оперетты.

Много лет «Фиалка Монмартра» не сходила со сцены Московской оперетты: незабываем кальмановский «хит» «Карамболина» в исполнении Татьяны Шмыги. Ту постановку с нежностью вспоминает Валерий Полянский, тогда юноша, только взятый в штат театра и буквально «впрыгнувший» в популярный спектакль. В память о тех годах Маэстро решил сделать полу-концертную версию «Фиалки», взглянув на партитуру сквозь призму более чем 40-летнего исполнительского опыта.

В России оперетта чаще всего шла по либретто Татьяны Сикорской и Самуила Болотина, в котором акцент, как и требовала советская идеология, был сделан на классовом неравенстве. Бедные талантливые обитатели мансарды на Монмартре и тупые безнравственные богатеи – директор театра Водевиль Бруйяр, министр изящных искусств Фраскатти. Сейчас, разумеется, подобные «ярлыки» – анахронизм, да и разыгрывать полностью все диалоги в Большом зале консерватории было бы нелепо. Так что, маэстро справедливо остановился на «облегченном» варианте – с Ведущим, которому надлежало, по ходу дела, «комментировать» происходящее.

Приглашенный на эту роль Петр Татарицкий подошел к поставленной задаче весьма творчески, создав свой оригинальный концепт сценария. Получился смешной текст с удачно найденным стержнем – нравоучительными французскими пословицами. Ими так и «сыплет» его герой – Пьер де Бруйяр, «племянник» того самого директора театра Водевиль, – рассказывающий нам историю «двадцать лет спустя».

Пояснительные монологи, где внимательный зритель мог усмотреть и изящную насмешку над корифеями сцены, любящими блеснуть «цитатной» эрудицией, были дополнены лирическими диалогами. Оперные певцы, как правило, бледно смотрятся в опереточном жанре, требующем умения держать темп речи и подавать «слово» в зал по законам драматического театра – то есть с некоторой аффектацией.

Поэтому Петр Татарицкий, профессиональный актер с богатым театральным прошлым (в том числе в известном «Театре у Никитских ворот»), занялся и режиссурой, «поднатаскав» коллег-вокалистов и придумав себе и им симпатичные мизансцены. Не остался в стороне и Валерий Полянский, всегда вносящий в концертные показы опер сценическую «живинку».

«Маэстро, – как рассказал Генеральный директор Госкапеллы Александр Шанин, – направлял ход актерских репетиций, исходя из певческой целесообразности тех или иных драматических положений». На концерте дирижер подавал реплики, явно наслаждаясь происходящим и эффектно по-актерски подыгрывая героям в диалогах.

Такой тандем дирижера и режиссера дал отличный результат, и фактически, публике предъявили настоящий спектакль, смотревшийся, без преувеличения, на едином дыхании. А ведь эта оперетта – вовсе не короткая, да и тематических повторов тут достаточно, но заданный Полянским и артистами живой, юношеский пульс – театральный и музыкальный – удерживал внимание зала.

История про цветочницу Виолетту, ставшую в конце концов примадонной театра Водевиль, а также про субретку Нинон, соблазнившую самого Фраскатти, министра изящных искусств, могла бы спокойно конкурировать с любым «мыльным» сериалом.

Все певцы не только спели, но и постарались «прожить» историю своих персонажей, рельефно показав их характеры. Вот по залу к сцене вразвалку идет баритон Кирилл Филин – неунывающий композитор Анри. Звонкоголосый тенор Максим Сажин – юркий поэт Марсель, эдакий Арамис наших дней, с показным благочестием «наставляющий на путь истинный» Нинон – Анну Новикову, единственную «законную» представительницу опереточного цеха. На ее имидж – «роковая женщина», сводящая с ума всех мужчин, – «работали» красивые платья. Каждый выход Нинон заставлял вздыхать зал: то она - в розовом, с блестками, платье с боа, то – в лиловом, с кокетливым зонтиком. А в кульминационной сцене, где она поет «Карамболину», Новикова пробежалась по залу в алых кринолинах, совершенно затмив свою соперницу Виолетту. Вот уж действительно: «Шерше ля фам!»

Убедил тенор Олег Долгов: не только качество его вокала, но и выразительные интонации, и мимика, и выражение глаз – все «работало» на образ художника Рауля, терзающегося от ревности и разочарования в Нинон.

Анастасия Привознова, обладательница замечательного лирико-колоратурного сопрано, играла, как показалось, саму себя. Ее искренняя в своих добрых порывах, наивная героиня Виолетта – не «тигрица», как Нинон, но уж если жизнь подбрасывает шанс проявить себя – в данном случае, показать свои блестящие вокальные данные, – то «подарок судьбы» она не упустит. В выходной арии Привознова успешно соревновалась с флейтой, «перепев» ее и заставив вспомнить «цирковые» трюки алябьевского «Соловья». В «Фиалке Монмартра» есть еще и «ландыш» – консьержка мадам Арно: эту партию поручили артистке хора Госкапеллы, меццо Виктории Смольниковой, создавшей смешной образ «бой - бабы», вовсю кокетничавшей с богемой с Монмартра. Ну а Руслан Розыев не без комизма сыграл и спел «устрашающего» Хозяина трактира, терроризирующего Виолетту.

Кстати, эти актерские истории с мизансценами стали возможны благодаря тому, что все певцы освоили партии наизусть и чувствовали себя свободными и в музыкальном материале, и в предложенных сюжетных обстоятельствах.

В «Фиалке» движущей силой интриги становится секретарь Министра изящных искусств Дюруа – персонаж чисто драматический, отлично вышедший у артиста хора Госкапеллы Владимира Сизова. Именно Дюруа приводит Фраскатти в каморку под крышей, где обитают наши герои, он «раскрывает» глаза Нинон на перспективы ее карьеры – в случае, если она уйдет к обалдевшему от любви Министру. А еще он придумывает аферу – совсем в духе современных финансовых пирамид, – подбивая недалекого начальника скупить за госсчет дома в округе и перепродать по двойной цене. В общем – «попилить» бюджет.

Петр Татарицкий, мастер перевоплощений, сыграл и Фраскатти, эдакого комического мафиози в плаще и шляпе, надвинутой на темные очки. Но это еще были цветочки: в финале, скидывая на глазах изумленной публики верхнюю одежду, Татарицкий–Фраскатти в один миг «превратился» в лысого брутального жокея. Его куплеты про любовь к лошадям – ведь Министра бросили на изящные искусства из военного ведомства – и замысловатые пируэты «сорвали зал», реагировавший ревом и бурными овациями. Вот ведь в тему попал – в год Лошади!

Завершим рецензию добрыми словами в адрес оркестра и хора. Давненько уже не приходилось слышать такого красивого исполнения опереточной музыки. В БЗК, благодаря Валерию Полянскому, удалось насладиться мечтательным лиризмом мелодий Кальмана («Спит кошка, дремлет мышь, спит весь ночной Париж»), волшебством оркестровых красок, превращающих «Фиалку Монмартра» в настоящую романтическую сказку, в которой побеждают нежность, преданность и любовь.
 
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2014
Журнал Музыкальная жизнь