Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №2, 2014
Дмитрий МОРОЗОВ
Дебюты мастеров
Национальный филармонический оркестр России провел в Светлановском зале первый концерт нового абонемента Дома музыки «Оперные звезды вагнеровского Байройта». В качестве такой «звезды» цикл открывал немецкий баритон Детлеф Рот, а за дирижерским пультом стоял Константин Хватынец.
 
  Слово «звезда», заметим сразу, не слишком-то подходит к Детлефу Роту – культурному вокалисту, не наделенному какой-то особой харизмой и отнюдь не поражающему силой или богатством голоса. Типичный представитель немецкой школы, с ее аффектированной подачей слова, во многом определяющей характер звукоизвлечения, Рот при этом еще и весьма рафинированный музыкант. Можно сказать, что он – певец для узкого круга продвинутой публики. Причем камерные сочинения занимают в его репертуаре едва ли не большее место, нежели оперные партии. Впрочем, оперный репертуар Детлефа Рота также достаточно обширен, включая наряду с Вагнером еще и Моцарта, Россини, Верди, Чайковского и многое другое. Что касается Байройта, то там он исполнял пока только партию Амфортаса в «Парсифале».
 
В Москве Детлеф Рот выступил несколько неровно. Вполне возможно, ему и доводилось еще петь Вагнера в подобном объеме на протяжении одного вечера. Несомненно удались Романс и Песня Вольфрама из «Тангейзера» и монолог Сакса из «Нюрнбергских майстерзингеров», а вот в финальной сцене из этой оперы он откровенно форсировал звук и даже местами похрипывал. То же наблюдалось отчасти и в сценах из «Парсифаля», где Рот к тому же, не ограничившись Амфортасом, спел еще и фрагмент из басовой партии Гурнеманца. Словом, впечатление он оставил двойственное. И подумалось, что лучше бы Роту было выступить в Камерном зале ММДМ с программой Lieder (кстати, на своем официальном сайте певец предпочел выложить в свободный доступ именно записи песен Шуберта, Брамса, Мендельсона, в которых он абсолютно безупречен).

Вообще говоря, этот вечер вполне можно было бы назвать «Дебюты мастеров». И речь не только о самом Детлефе Роте, ранее в Москве не выступавшем. НФОР в первый раз взялся на Вагнера всерьез (не берем в расчет два-три оркестровых фрагмента, исполнявшихся коллективом в прежние годы). А Константин Хватынец не только дебютировал как вагнеровский дирижер, но еще и впервые удостоился в столице целого концерта в двух отделениях.

Конечно, жаловаться на невостребованность Хватынцу не приходится. Будучи главным дирижером «Московской оперетты», он параллельно продолжает работать в Театре Сац, его приглашают на отдельные спектакли в Большой и «Геликон-оперу». Но никаких концертных ангажементов в столице этот высокоодаренный дирижер до сих пор, увы, не имеет. Кстати, впервые на себя внимание Хватынец, тогда еще совсем юный, обратил в середине прошлого десятилетия именно за пультом НФОРа, где в течение ряда лет был стажером и периодически появлялся в программах «Знай наших!» И вот теперь, переступив уже порог своего 30-летия и превратившись из подающего большие надежды молодого дирижера в настоящего мастера (способного, в числе прочего, сделать из слабого коллектива вполне качественный или вдохнуть жизнь в старый спектакль), он, наконец, получил возможность показаться с полноценной концертной программой – тоже, правда, связанной с театральной, а не сугубо симфонической музыкой.

Не побоявшись начать ни более, ни менее как Увертюрой к «Майстерзингерам» – едва ли не самой трудной у Вагнера оркестровой пьесой, – дирижер уверенно миновал все подводные рифы, на которых столь часто здесь спотыкаются, ни на миг не позволив расплыться музыкальной форме. Казалось, для него тут и не было никакой сложности. Все полифонические переплетения были сыграны под его рукой четко и внятно, в хорошем темпе, но при этом не пропадали и тончайшие подголоски, не терялись лирические островки, то есть при мощном энергетическом посыле никакого «крупного помола» не наблюдалось ни в коей мере. В Увертюре к «Тангейзеру» все было не просто безукоризненно выстроено с точки зрения формы и драматургии, но и точно попадало в самую сердцевину этой музыки, со всеми ее метаниями, императивами, эротическими и молитвенными экстазами. Вполне адекватно, на весьма достойном уровне прозвучали и фрагменты «Парсифаля», коим было отдано все второе отделение.

Так что для меня главными и безоговорочными героями вечера стали прежде всего Константин Хватынец и Национальный филармонический оркестр России. И теперь, когда после перерыва в несколько лет они снова выступили вместе, хочется надеяться, что отныне их сотрудничество приобретет регулярный характер. Ну а цикл «Оперные звезды вагнеровского Байройта» продолжат в апреле Клеменс Бибер с оркестром Новой Оперы под управлением Яна Латам-Кёнига.


Фото Евгения Кратта предоставлено пресс-службой ММДМ
 
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2014
Журнал Музыкальная жизнь