Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Интервью
Музыкальная жизнь №3, 2014
Софья Апфельбаум:
Цель Всероссийского конкурса – посмотреть объективно, что происходит в регионах…
 
 
Как молодому артисту получить доступ на большую эстраду? Одним из «верных» способов считается участие в конкурсе – в западной практике в традиционный «пакет победителя» входят контракты с концертными агентствами. Первый всероссийский конкурс, учрежденный в 2010 году по распоряжению Правительства РФ, полностью пересмотрел существующую концепцию. Подводя итоги третьего года, Андрей Малышев, гендиректор компании «Содружество», ответственной за проведение этапов состязания, уточнил: «мы ставили задачу провести мониторинг уровня музыкального образования в регионах». Тогда же на вопрос о продвижении лауреатов – ведь именно этот пункт записан в Положении о конкурсе, – один из отцов-основателей Всероссийского музыкального конкурса, генеральный директор Московской филармонии Алексей Шалашов ответил так: «Продвижение этих музыкантов, как мы представляли себе, во многом должны были сделать сами регионы. Мы направляли туда письма с просьбой заметить, поддержать… Но надо понимать, что промоушен должен исходить от самих концертных залов. На Западе импресарио существуют не в безвоздушном пространстве – они удовлетворяют спрос залов. У нас такой системы нет: в России спроса залов на молодежь не существует, потому что неизвестных артистов сложно “продать”. Конкурс, скорее, готовит действующих лиц будущего».
Результаты по главным исполнительским специальностям – фортепиано, виолончель, скрипка, дирижирование – хоровое и симфоническое – показали: налицо разрыв между столичными центрами и периферией. Лауреатами стали только представители трех консерваторий: Москвы, Петербурга, Казани. Только вокалисты оказались из Ростова – видимо, благотворно сказался теплый климат.
Накануне старта Второго всероссийского музыкального конкурса о его целях и перспективах рассказала Софья Михайловна Апфельбаум, Директор департамента государственной поддержки искусства и народного творчества.
Евгения КРИВИЦКАЯ
 
  – Когда запускается новый проект – шероховатости неизбежны. Разумеется, мы анализируем итоги Первого всероссийского конкурса, но не вызывает сомнения сам факт необходимости проведения такого состязания. Министерство культуры сотрудничает с большим числом организаций, ведь почти у каждого региона есть свои конкурсы, они подают нам заявки на поддержку их проведения и многие ее получают.
 
Дальше все зависит от амбиций «на местах», от внимания и интереса региональных властей к подобным культурным акциям. К сожалению, бывает так, что при смене руководства меняются и приоритеты, как, скажем, было с Пермским краем, где многие проекты теперь «сошли на нет». Или Пушкинский театральный фестиваль в Пскове, имевший 20-летнюю историю. Внимание губернатора области помимо увеличения бюджета привело и к резкому изменению концепции ставшего традиционным формата. Пойдет ли это на пользу старейшему театральному фестивалю – покажет только время. Поэтому важно, чтобы наряду с многочисленными региональными инициативами существовали бы и общие, «эталонные» мероприятия, задающие единые для всех критерии. Именно в этом контексте надо рассматривать и Всероссийский музыкальный конкурс. Кроме того, он может рассматриваться как преддверие Международного конкурса имени Чайковского. Мы, кстати, будем предлагать прописать в его условиях, чтобы победители Всероссийского конкурса включались в число участников от нашей страны без предварительного отбора.
Цель подобного состязания – а мы еще провели подобный всероссийский хореографический смотр, – посмотреть объективно, что происходит во всех регионах. Надеялись, что, благодаря такому широкоформатному охвату, где-то в глубинке вдруг «откроем» самородка. Знаю, что дискутируется формат «выездного жюри», высказывается контрпредложение – проводить прослушивания только в одном каком-то городе. Но, так или иначе, остается заявленная задача – охватить наибольшее число участников в этом конкурсе. И чтобы именно одно жюри выносило судейские решения по всем округам.

– Каковы впечатления после финиша первого четырехлетнего цикла?
– Гала-концерт лауреатов Первого конкурса внушает надежды, поскольку там достойные ребята. Если первый конкурс выдвинул такую плеяду, это уже неплохо, на мой взгляд. Мы к ним присматриваемся и как к потенциальным руководителям коллективов – там ведь были представители дирижерских специальностей. Это наш «кадровый резерв».
Что касается вопроса о дальнейшем продвижении, то ясно, что эту систему надо совершенствовать. У нас есть даже отдельная программа по продвижению молодых исполнителей в регионах, осуществляемая совместно с Московской филармонией. Она создана по поручению Президента по результатам совещания Совета по культуре в 2012 году. В нее включено несколько лауреатов Всероссийского конкурса, хотя сама программа не связана напрямую с их продвижением и участие в конкурсе не гарантирует автоматического попадания в нее.

– Имеются в виду «Звезды XXI»?
– Нет, это еще одна программа, созданная специально уже в контексте рекомендаций Владимира Владимировича Путина, как ответ на его поручение. Мы выбрали примерно пятнадцать молодых артистов и раскручиваем их, используя рыночный механизм. То есть вначале мы полностью берем на себя их гастрольные турне – тут предусмотрены и гонорар, и оплата дороги, и пиар-компания. Таким образом, знакомим регионы с теми, в ком потенциально видим будущих «звезд». Не секрет, что филармонии боятся рисковать и предпочитают брать «проверенные» имена. Программа рассчитана на 3–4 года и построена таким образом, чтобы в первый год, познакомив с новыми артистами, далее постепенно уменьшать бюджетные вложения и в идеале выйти на самоокупаемость гастролей. Или хотя бы в таких пропорциях, как в программе «Всероссийские филармонические сезоны», где Министерство и регионы делят расходы пополам. Пока прошел первый год, посмотрим, насколько правильными окажутся наши прогнозы.

– Модель действительно очень похожа на «Всероссийские филармонические сезоны»…
– Не спорю. Берутся опробованные схемы и города, с которыми налажены связи, но привозятся молодые исполнители, а не только солисты первой величины.

 
 

– А почему не все лауреаты Всероссийского конкурса попали в эту программу?
– Не все они, на наш взгляд, обладают необходимой артистической харизмой, потенциалом для продвижения. Но так обстоит дело и на Конкурсе имени Чайковского!

– Возможно, такая ситуация сложилась только с лауреатами последних лет. А вот возьмем номинацию виолончелистов 1962 года: первая премия – Наталия Шаховская, вторая премия – Валентин Фейгин, третья премия – Наталия Гутман. Имена говорят сами за себя! Да и последующие конкурсы были не менее яркие…
– Это говорит о том, что система, существовавшая в конце 1950-х – начале 1960-х годов, действовала очень эффективно. Теперь уровень не настолько ровный. Другой вопрос, что в Первом всероссийском конкурсе состязались далеко не все, кто мог претендовать на победу. Оказалось, недостаточно кинуть клич: «Участвуйте», вероятно, требуется точечный отбор, какие-то специальные усилия.

– В процессе прослушиваний выяснилось, что в некоторых регионах исполнительские специальности находятся на низком уровне. Что-то было предпринято для корректировки ситуации?
– Министерство только предлагает рекомендации: прямо вмешиваться в работу региональных вузов мы не можем. Хотя согласна, что есть, вероятно, смысл по итогам анализа конкурса сделать какие-то обобщения и довести их до сведения местных органов власти. Но со стороны регионов часто приходит формальный ответ.

– Но многие вузы ведь федерального подчинения?
– Да, итоги конкурса, конечно, будут учтены департаментом науки и образования Минкультуры России, который непосредственно отвечает за высшее образование в сфере культуры и искусства.

– Когда стартует второй цикл Всероссийского музыкального конкурса?
– Совсем скоро пройдет Оргкомитет, где будут обсуждаться детали проведения отбора. И осенью мы запускаем номинации сольных специальностей – фортепиано, скрипка, виолончель, сольное пение.

– Конкурсная программа до сих пор не опубликована. Вам не кажется, что осталось мало времени для качественной подготовки, и не имеет ли смысл проводить его позже?
– Это может быть предметом обсуждения Организационного комитета. Однако мне представляется, что, несмотря на поздние сроки объявления программы, важно закрепить регулярность конкурса и не нарушать этого ритма. Надеюсь, в дальнейшем нам удастся избегать такого аврального режима.

 
Справка:
Конкурс проводится ежегодно с сентября по декабрь и имеет четырехлетний цикл, в рамках которого поочередно представлены следующие специальности в области профессионального музыкального исполнительства: 1-й год – фортепиано, скрипка, виолончель, сольное пение; 2-й год – хоровое и симфоническое дирижирование, камерные ансамбли (трио, квартет); 3-й год – деревянные духовые инструменты (флейта, гобой, кларнет, фагот, саксофон), медные духовые инструменты (валторна, труба, тромбон, туба), ударные инструменты, орган, арфа; 4-й год – народные инструменты, дирижирование оркестром народных инструментов.
В Конкурсе могут принять участие учащиеся и студенты специализированных музыкальных учебных заведений, профессиональные музыканты, имеющие российское гражданство, проживающие, обучающиеся или зарегистрированные в соответствующем федеральном округе в возрасте от 16 до 30 лет на момент открытия Конкурса в номинациях: фортепиано, скрипка, виолончель, медные духовые инструменты, деревянные духовые инструменты, ударные инструменты, арфа, камерные ансамбли, народные инструменты; от 19 до 32 лет на момент открытия Конкурса в номинациях сольное пение, орган; от 18 до 40 лет на момент открытия Конкурса в номинациях: дирижирование симфоническим оркестром, дирижирование хором a cappella, дирижирование оркестром народных инструментов.
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2014
Журнал Музыкальная жизнь