Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №10, 2014
Дмитрий МОРОЗОВ
Покоритель «Девы»
Туган Сохиев за пультом Большого: выигрывают все
 
 

Между пресс-конференцией, на которой генеральный директор Большого Владимир Урин представил нового главного дирижера и музыкального руководителя театра, и официальным дебютом Тугана Сохиева в новом качестве прошло восемь месяцев. Дебюта ждали с вполне понятным нетерпением – в том числе и потому, что он должен был дать ответ на волновавший многих (и весьма актуальный для главного театра страны на протяжении последних двух десятилетий) вопрос: того ли это масштаба фигура, какой подобает Большому?

А Сохиев еще и подлил масла в огонь ожиданий, выбрав для первого своего появления за пультом театра «Орлеанскую деву» Чайковского – оперу с неоднозначной репутацией, в каждом конкретном случае зависящей прежде всего именно от дирижера. Здесь мало самого что ни на есть отточенного мастерства и пылкого темперамента. Чтобы найти к ней ключ, необходимо быть глубоким, тонким музыкантом, чувствующим композиторскую драматургию, но и этого еще недостаточно: партитура «Орлеанской» требует не просто тщательной, кропотливой проработки, но и полной самоотдачи, душевного погружения. Иначе, даже при безупречно выстроенной форме, эта опера покажется слушателям скучной. Между тем выступления Тугана Сохиева в Москве с Национальным филармоническим оркестром России и Оркестром Капитолия Тулузы свидетельствовали о превосходном техническом аппарате и несомненной харизме, однако интерпретации его выглядели зачастую довольно поверхностными. К тому же, взявшись за «Орлеанскую деву», сравнительно молодой еще дирижер тем самым вступил в конкуренцию с памятной многим эталонной интерпретацией Александра Лазарева, без малого четверть века тому назад осуществившего вместе с Борисом Покровским легендарную постановку этой оперы в Большом (позднее она возобновлялась под музыкальным руководством другого замечательного дирижера, безвременно ушедшего из жизни Андрея Чистякова). Но вот два концертных исполнения «Орлеанской девы» остались позади, и можно с полной уверенностью утверждать: Сохиев это испытание выдержал, явив себя не только высококлассным профессионалом, но и музыкантом высочайшего калибра.

Надо, впрочем, отметить, что общая картина на протяжении двух этих исполнений существенно разнилась. Поначалу Туган Сохиев был несколько скован эмоционально, что и неудивительно: психологически непросто в первый раз выйти за пульт Большого, да еще и сразу в качестве главного дирижера. Поэтому, вероятно, темпы казались подчас несколько затянутыми, а общий градус явно не дотягивал до того, чтобы по-настоящему захватить слушателя. Во второй половине оперы ситуация ощутимо изменилась, и Сохиев – особенно в финальных картинах – предстал в полный рост. И на второй вечер к оркестру вышел уже не дебютант, но действительно главный дирижер, которому ничего и никому не требовалось доказывать. Процесс вдохновенного совместного музицирования начался с первых же тактов вступления, и вся опера буквально пролетела на едином дыхании. Оркестр Большого под руками своего нового шефа уверенно демонстрировал яркость крупного мазка в духе «большой оперы», тончайшие оттенки «французских» страниц партитуры, мощь «вагнеровских» кульминаций – вкупе с экстатической лирикой и высоким трагизмом собственно Чайковского. При этом музыка не просто исполнялась на высочайшем уровне и с истинным воодушевлением, она была еще и интонационно проработана так, как мы давно уже не слышали в этих стенах.

 
 

Точно так же и с точки зрения исполнения заглавной партии второй вечер ощутимо отличался от первого. Яркая, харизматичная Анна Смирнова – тоже дебютантка Большого, имеющая, однако, за плечами немало выступлений в знаменитейших европейских театрах – в первый вечер испытывала серьезные затруднения в верхнем регистре, да вдобавок еще и в доброй половине своей партии огорчала невнятной дикцией. Первое, впрочем, вполне понятно: Смирнова – меццо, тогда как Сохиев взял первоначальную, сопрановую версию (тем более что поначалу имелась и вторая исполнительница – сопрано). Тем не менее во второй вечер талантливая певица одолела практически все трудности, буквально в паре мест дав почувствовать, что тесситура все же не совсем ее. Да и с дикцией дело обстояло много лучше. Наверное, в первый раз сыграли роль как волнение, сопутствующее дебюту в Большом, так и элементарная необходимость освоиться в его непростой акустике.

Исполнительский состав различался в оба вечера не слишком значительно. Из существенных отличий: Максим Пастер (вернувшийся, к счастью, к лирической природе своего голоса, оставив попытки искусственно драматизировать его звучание) в партии короля Карла VII оказался гораздо более точен и убедителен, нежели Олег Долгов. Удачно выступили в партии Раймонда двое солистов Молодежной программы театра Арсений Яковлев и Богдан Волков, но только последнему удалось найти живую, неходульную интонацию для одной из наименее благодарных партий этой оперы. Собственно говоря, откровенных неудач в составах практически не было. Единственно, что певшая во второй вечер Агнессу Лолитта Семенина, с ее форсированным и не всегда точным звуком, показалась неким приветом из позавчерашнего дня, когда основная часть труппы театра «варилась в собственном соку». В этом смысле куда как лучше обстояло дело в первый вечер, когда партию Агнессы исполняла еще одна дебютантка Большого – Ирина Чурилова.

Отлично спел Лионеля Игорь Головатенко. Не столь вокально безупречен, но зато более выразителен был бас Андрей Гонюков в баритональной партии Дюнуа, хотя высокая для его голоса тесситура давалась певцу не без труда. Надо также отметить Петра Мигунова – Тибо и Станислава Трофимова – Архиепископа.

Особо следует сказать о хоре, для которого, правда, высокое качество исполнения отнюдь не является редкостью. Но вот с такой душевной отдачей, равно как и с таким богатством музыкальных оттенков, он тоже не пел уже давно. И это, конечно же, заслуга не только главного хормейстера Валерия Борисова, но и – едва ли не в большей степени – дирижера.

...Итак, в Большом наступила эра Тугана Сохиева. Театр обрел, наконец, настоящего музыкального руководителя, какого у него не было со времен Александра Лазарева. Отдадим должное Владимиру Урину, чей выбор – несмотря на то, что делать его пришлось в кратчайший срок (между внезапным уходом Василия Синайского и новым назначением прошло меньше двух месяцев) – оказался снайперски точным.

И, право, было бы обидно и несправедливо, если бы гигантская работа нового главного дирижера над «Орлеанской девой» сразу же отошла в область преданий. Предстоящий уже весной юбилей Чайковского позволяет рассчитывать на ее повторение. А там, быть может, руководство Большого все же решится восстановить выдающийся спектакль Покровского и Левенталя – благо, в театре еще работают люди, хорошо его помнящие.

Фото Дамира Юсупова с официального сайта www.bolshoi.ru

 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь