Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Музокно
Музыкальная жизнь №2, 2015
Взгляд в прошлое – шаг в будущее
Евгения КРИВИЦКАЯ
Конкурс вокалистов имени М.И. Глинки отсчитывает свою историю с 1960 года. За 55 лет прошло 25 конкурсов, в которых лауреатами становились наши молодые певцы, прославившие затем Россию, отечественную исполнительскую школу во всем мире. Нынешний, юбилейный, состоявшийся под занавес уходящего года, принес, как обычно, волнующие творческие открытия: ведь главное в любом конкурсе, если в итоге загорается новая звездочка, способная повести искусство вперед, к «новым берегам».
Разумеется, в год 90-летия со дня рождения Ирины Архиповой, бессменно возглавлявшей жюри этого конкурса более сорока лет (с 1968-го по 2009 год), невозможно было не вспомнить великую певицу.
Своими размышлениями о феномене глинкинского конкурса и о его результатах поделился главный дирижер Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Феликс Коробов, не только работавший в жюри, но и сопровождавший за дирижерским пультом прослушивания финала состязания. Ниже – сольный монолог маэстро
.
 
 
       
 
Феликс Коробов: Смысл конкурса имени Глинки – дать шанс
Около десяти лет прошло с того осеннего утра, когда в телефонной трубке я вдруг услышал голос Ирины Константиновны Архиповой: «Я была бы рада видеть вас в жюри конкурса имени Глинки…» Так неожиданно и, наверное, навсегда вошел этот конкурс в мою жизнь.

У каждого музыкального состязания – свои эмоции, свои задачи, свое место в культурной жизни страны. Главная отличительная черта Конкурса имени Глинки, на мой взгляд – атмосфера. И в первую очередь – атмосфера в жюри. Придуманная Ириной Константиновной гениальная система подсчета голосов и баллов исключает любые возможности «сговора» или подтасовки – голая математика не позволит кого-то «выдвинуть» или «протащить». Работая в жюри уже пятый раз, не припомню ни склок, ни скандалов, ни сколь-нибудь значительных обид. А ведь график прослушиваний – напряженнейший! Если не ошибаюсь, на первом туре было более двух сотен участников, так как на конкурсе нет ни предварительного отбора, ни пресловутого «колокольчика»: на моем веку Ирина Константиновна только раз позволила себе остановить конкурсанта и то скорее из уважения к публике. В то же время работа в жюри – колоссальное удовольствие, удовольствие от общения. Так повелось, что в жюри конкурса всегда собираются близкие по духу люди, состоявшиеся музыканты, импресарио и директора театров, которым интересно друг с другом, есть что сказать, обсудить и вспомнить.

Ежедневное общение и совместная работа с такими мэтрами, как Ирина Архипова, Владислав Пьявко, Мария Биешу, Мати Пальм, Юрий Мазурок и многими-многими замечательными певцами и артистами – не только счастье и удовольствие, но и фантастическая школа для каждого из нас… Вспоминаю, как Мария Биешу (за кулисами все очень трепетно и нежно называли ее Машенька) делала подробнейшие записи во время выступлений и находила для каждого конкурсанта добрые слова и советы (не забывая спросить, как они питаются и хорошо ли их поселили в отеле – такая очень милая и трогательная «бытовая» забота). Фантастические ощущения от совместной работы с Ириной Константиновной – она была не просто «хозяйка» конкурса. Во время обсуждений в жюри ее выступления всегда были абсолютным творческим и нравственным камертоном. Никогда не допускалось неуважение к автору, к публике, к своей профессии. Никогда на конкурсе Глинки не проходили пошлость или пренебрежение к тому делу, которым ты занимаешься. Одним своим присутствием, своим видом она могла и вдохновить певца так, что он выдавал двести процентов своих возможностей, и показать молодому артисту, что ему рано еще выходить на такое серьезное соревнование. Но если она видела в человеке талант, преданность своей профессии, страстное желание учиться – ее поддержка была постоянной и на многие годы после конкурса. Такой она была на конкурсе, такой она была и в жизни.

Великий Юрий Мазурок, переживавший выступление каждого певца как собственное, сетовавший на неграмотно подобранный репертуар, на проблемы в «школе», на технические огрехи, на непонимание исполняемых произведений и постоянно всем этим недовольный, – на второй тур «пропустил» больше всех конкурсантов. Смущаясь, он объяснил тогда, что каждому хотел дать еще один шанс... Наверное, в этих простых словах весь смысл и стиль конкурса имени Глинки – дать шанс каждому молодому певцу показать себя с лучшей стороны, заявить о себе как о серьезном музыканте, артисте. Именно поэтому уже который год отвергаются все предложения по «облегчению» и упрощению программы: исполняемые произведения всех трех туров вполне могут составить программы пары сольных концертов. Именно поэтому (несмотря на все споры и проблемы) к участию в третьем туре всегда допускается максимально возможное количество конкурсантов. На XXV конкурсе в финале, проходившем в Большом зале Московской консерватории в сопровождении оркестра Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, приняло участие 14 певцов (хотя по регламенту на третий тур должно было пройти максимум 10!). Но это тоже – «дать шанс», потому что жюри увидело в этих «нелишних» четырех музыкантах возможный потенциал. И в итоге выиграла публика, ибо финал конкурса превратился в потрясающий оперный гала-концерт с разнообразнейшим репертуаром (повторилась только каватина Алеко из одноименной оперы Рахманинова и ария из оперы «В бурю» Тихона Хренникова) и замечательными молодыми исполнителями. Они компенсировали волнение перед одним из лучших залов в мире (и, быть может, страх впервые выйти и спеть с оркестром, а не с роялем) – молодостью, желанием творить и бурей эмоций.

Будучи членом жюри многих конкурсов, давно пришел к выводу, что ни один не в состоянии дать общую картину того, что происходит в музыке, в искусстве в настоящее время. Но всегда интересно наблюдать за тенденциями развития самого конкурса. На глинкинском за годы его истории случались разные «эпохи» и акценты: иногда сильнее была женская группа участников, но в этом году – с первого тура – лидерство захватили мужские голоса.

Часто конкурс Глинки (в противовес конкурсу имени Чайковского) называли «конкурсом для камерных исполнителей», что не помешало, кстати, именно здесь впервые заявить о себе таким звездам мировой оперной сцены, как Елена Образцова, Сергей Лейферкус, Дмитрий Хворостовский, Анна Нетребко, Мария Гулегина, Ольга Бородина, Владимир Чернов и многим другим.

В этот раз лично меня порадовало участие в конкурсе большого количества певцов, работающих в оперном театре. Даже сложилось впечатление, что, например, монгольская национальная опера приехала на конкурс всей труппой. И это очень хорошая тенденция. В последнее время, к сожалению, многие учебные заведения выпускали из своих стен «просто» певцов – с замечательными голосами, но абсолютно не обладающих актерскими, сценическими навыками. Попадая в театр, эти выпускники еще долгое время вынуждены адаптироваться и учиться совершенно другой профессии – профессии артиста. Пример конкурса имени Глинки, в финале которого блистательно выступили и стали лауреатами солисты театров Валентин Дытюк (Украина), Оюунцэцэг Хурэлбааатар (Монголия), россияне Антон Зараев, Александр Суханов, Екатерина Корякина – очень важен, ведь высшее счастье певца, как мне кажется, – это всё равно выход в роли, в спектакле, в театре…

Спасибо конкурсу Глинки за переживания, эмоции, мастерство конкурсантов, дивное общение и работу жюри, надежды и радости, удачи и падения, без которых тоже не бывает удач.
И многая лета конкурсу – ведь 25 это только начало.
 
СПРАВКА
XXV Международный конкурс вокалистов имени М.И. Глинки прошел в Москве с 8 по 19 декабря 2014 года. Всего приехало 214 конкурсантов. Жюри возглавил народный артист СССР Владислав Пьявко. Прослушивания I и II туров проходили в Академии хорового искусства имени В.С. Попова, финал – в Большом зале консерватории. Победителями стали Юлия Яшкулова (Россия) и Валентин Дытюк (Украина).
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь