Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Музокно
Музыкальная жизнь №2, 2015
Гюляра САДЫХ-ЗАДЕ
Элегантный, нетленный, футуристический
В Будапеште состоялась инаугурация рояля новой конструкции
 
 
       
 
Начало музыкального года в Будапеште ознаменовалось беспрецедентным событием: Гергели Боганьи, известный венгерский пианист, представил широкой общественности новый рояль, появление которого инспирировал сам. Инаугурация проходила в уютном, акустически комфортном зале Будапештского Центра музыки. Присутствующим рассказали об истории создания инструмента – от первичной идеи до воплощения прошло более семи лет. А затем Боганьи сыграл на нем несколько вещей классического репертуара, от Баха до Листа. Звук рояля восхитил с первой же минуты: звонкий, светлый, прохладный, он распространялся как-то иначе, чем звук традиционного, деревянного инструмента, звенящим куполом накрывая зал. Реверберации были долгими, тон – глубоким и чистым.

Но еще до того, как гости услышали голос нового инструмента, их воображение сразил внешний вид: ни дать, ни взять – звездолет, рассекающий космические пространства. Плавные и вместе с тем стремительные очертания корпуса, покоящегося на невообразимо футуристических сложно-изогнутых ножках; им вторила изогнутая форма специального стула, с регулирующейся высотой сиденья.

Сделанный из чистого углерода – точное название: «композитные материалы на основе углерода» – рояль не только легче своего деревянного собрата. Он еще и жаропрочный, и морозоустойчивый, и влагоотталкивающий: абсолютно инновационный продукт, сулящий поистине революционные изменения в практике фортепианного исполнительства.

Такой инструмент не страшно оставить в саду – ему ничего не сделается от перепадов температуры. У такого рояля никогда не треснет и не рассохнется дека, и колки не повылезают из своих гнезд. Он просто нетленный – иначе не скажешь.

В истории фортепианной музыки каждое изменение конструкции клавишного инструмента неизбежно влекло за собою изменения стиля, совершенствование композиторских и пианистических техник. Достаточно вспомнить Прелюдии и фуги из «Хорошо темперированного клавира» Баха, или Сонату Хаммер-клавир Бетховена; уж не говоря об огромном корпусе романтической музыки. Что бы делал Лист, не имей он под руками усовершенствованный рояль? Где было бы его оркестральное звучание в разнообразных транскрипциях?

Изменения стиля, техник и конструкции инструмента, безусловно, взаимосвязаны и влекут за собою новую выразительность; однако невозможно точно сказать, что первично: изменения в общественном музыкальном сознании, взыскующем новых инструментальных возможностей, или чисто технологические изменения, открывающие эти новые возможности. Это типичная проблема курицы и яйца, в которую сейчас не стоит вдаваться.

Ясно одно: проблема open air концертов с появлением нового рояля решена окончательно и бесповоротно. Правда, производство «Рояля Боганьи» обходится гораздо дороже, чем гамбургского «Стейнвея», изготавливаемого на фабрике. Инновационный венгерский продукт – это почти сплошь ручная работа; каждая деталь требует доводки, отладки, шлифовки; да и сам материал недешев. «Стейнвеи» стоят от 100 до 150 тысяч евро; можно представить, сколько будет стоить «Рояль Боганьи». Зато, обещают его создатели, каждый инструмент будет уникален.

Гергели Боганьи: «Мы не хотели придумывать искусственную легенду для нашего рояля, поэтому решили: пусть рояль носит мое имя. Ведь изначально это была моя мечта, которую воплотили мои талантливые друзья – конструктор Аттила Болега, дизайнер Аттила Петер Ювегес и технолог Йозеф Надь. Я счастлив, что сумел увлечь их своим видением – точнее, слышанием нового фортепианного звука; сумел объяснить, чего бы мне хотелось – а это было непросто. Но они поняли и объединились в моем проекте.

Поначалу мы делали это на мои личные средства, в маленькой квартирке в городке Вац, и проводили первые опыты в моем гараже. Конечно, это оказалось безумно дорого; в течение года мы занимались исследованиями, я инвестировал в них деньги: мы хотели понять, возможно ли создание принципиально нового рояля. Позже, когда мы поняли потенциал проекта – появились первые обнадеживающие результаты, и они были по-настоящему впечатляющими – нам потребовались дополнительные средства. Я основал компанию Zengafons Ltd; мы подали заявку на грант в комиссию Евросоюза и получили 126 млн форинтов. Нас также поддержал Венгерский Национальный банк, так как наш инновационный продукт – чисто венгерский, и это работает на имидж страны.

Большую поддержку нам оказал Президент Академии Листа Андраш Батта. Когда мы проделали серию предварительных опытов, и стало ясно, что это работает, я обратился к нему, рассказал о своей идее. Он ответил: «Хорошо, я в это верю. Но я бы хотел попробовать, как звучит этот новый инструмент».

Я пожертвовал собственным роялем, и мы вставили в старый деревянный корпус новый механизм: углеродную деку со струнами. Это был тест – и я не стал заранее предупреждать об этом Андраша. Просто позвонил ему и сказал: «Приходи, я покажу тебе кое-что». Когда Андраш пришел, я ненадолго вышел на кухню, а Батта, не подозревая о том, что начинка у рояля новая, попробовал инструмент. И пришел в полное изумление, все повторял: «Невозможно, я не могу в это поверить!»

Мы хотели создать новый инструмент, абсолютно инновационный по виду и по технологиям, чтобы получить качественно новый, более богатый и сильный звук. И мне кажется, это удалось. Кстати, наш рояль проще перемещать, чем обычный деревянный. За ним практически не нужно ухаживать, он стоически переносит и жару, и холод, и влажность. Так что по своим качествам наш рояль, безусловно, превосходит Стейнвей. И, тем не менее, мы не собираемся вытеснять традиционные рояли с рынка. Рояль Боганьи изначально задумывался как элитный и дорогой инструмент. Максимум, на что мы рассчитываем – это выпуск рояля малыми сериями. Причем каждый инструмент будет уникальным, ведь он почти полностью делается вручную. Поэтому мы не собираемся соревноваться с традиционными марками рояля.

– Однако… я представляла себе огромный конвейер, работающие 3D-принтеры, которые штампуют заготовки для рояльного корпуса. Полагала, что ваш рояль, обладающий такими важными преимуществами, постепенно завоюет широкий рынок…
– Увы, для среднего покупателя Рояль Боганьи будет слишком дорог; вряд ли его будут закупать музыкальные школы, вряд ли он подойдет по габаритам для типовой малометражной квартиры. Но я вполне могу представить его в интерьере нью-йоркского пентхауса или загородной виллы – почему нет?

 
 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь