Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Интервью
Музыкальная жизнь №4, 2015
Ирина ВЛАСЕНКО: Рояль был его страстью
 
 
В июне в Москве и Петербурге пройдет XV Международный конкурс имени П.И. Чайковского – одно из самых знаменитых мировых состязаний пианистов, скрипачей, виолончелистов и певцов. В преддверии этого важнейшего культурного события «Музыкальная жизнь» перелистывает страницы истории конкурса, посвящая ему специальную рубрику.
Одним из самых ярких лауреатов был Лев Власенко – знаменитый советский пианист, в далеком 1958 году на Первом конкурсе получивший вторую премию. Сегодня мы беседуем с его дочерью Ириной Власенко
Александр МАТУСЕВИЧ
 
– Вокруг Первого конкурса до сих пор ходит много слухов или уже даже легенд. Как Лев Николаевич оценивал это состязание спустя годы, насколько справедливым считал судейство, что говорил об общей атмосфере?
– С той поры прошло почти шестьдесят лет. Многих участников, увы, уже нет в живых. Но этот конкурс по-прежнему остается в памяти очевидцев. Во многом это объясняется появлением яркой личности – Вана Клиберна. Тогда как раз начал приоткрываться «железный занавес» и, хотим мы того или нет, международный форум музыкантов в Москве приобрел политическое звучание. От СССР в конкурсе участвовали не только Лев Власенко, но и другие талантливые пианисты: Наум Штаркман, Эдуард Миансаров…
Для папы Первый конкурс Чайковского на всю жизнь остался незабываемым. Он считал, что такого выдающегося жюри больше не было ни на одном конкурсе, всегда гордился своей второй премией, высоко ценил талант Вана Клиберна и считал его победу абсолютно справедливой.
Как участник состязания папа не имел возможности слушать выступления своих соперников, но знал по отзывам, что у него очень сильные конкуренты. Лишь однажды он услышал по радио выступление в финале Вана Клиберна. Американский пианист играл Третий концерт Рахманинова, и папа был потрясен.
 
 
– Какие отношения связывали Льва Власенко и Вана Клиберна? Общались ли они в дальнейшем?
– Сразу после конкурса у них с Клиберном завязались дружеские отношения. При каждом последующем приезде Вана в Москву мы, конечно, бывали на его концертах, принимали его у себя дома. Когда папа оказался в составе советской молодежной делегации в США в 1959 году, он был в гостях у Клиберна в его нью-йоркской квартире. Папа описывает этот эпизод в своих путевых заметках. У нас хранятся фотографии американского пианиста с дарственными надписями и шеститомное собрание сочинений Авраама Линкольна, подаренное Ваном, – он знал о папином увлечении американской историей.
Дружба сохранялась не только благодаря общности творческих интересов, но и потому, что не было языкового барьера. Папа профессионально владел английским, поскольку наряду с консерваторией окончил и Институт иностранных языков. Когда папы не стало, Ван Клиберн скорбел о его уходе, побывал на могиле своего друга.
 
 
– До сих пор то и дело в СМИ говорят, что Власенко был выдвиженцем советского правительства, а победа Клиберна – своего рода фронда музыкальной общественности, отдавшей победу американцу. Как обстояли дела на самом деле с голосованием и «давлением» из высоких кабинетов, если таковое было?
– Первый конкурс Чайковского воспринимался советским руководством как важный фронт идеологической борьбы. Поэтому к участию в конкурсе с нашей стороны были привлечены лучшие силы. Вполне вероятно, что была установка на самом высоком уровне постараться дать первую премию советскому участнику. Очевидно и то, что папа оказался самым подходящим на роль «ставленника» правительства. Ведь к этому времени он уже был обладателем Гран-при на первом послевоенном конкурсе Листа в Будапеште в 1956 году. Незадолго до начала конкурса Чайковского папу вызвали и настоятельно, как тогда это умели, предложили участвовать в соревновании. Не буду вам описывать, чего стоило папе подготовиться к этому конкурсу. У него даже не было квартиры в Москве, а лишь одна комната за городом, где мы жили вчетвером: папа, мама, я и моя сестра Наташа. В папином репертуаре не было концерта Чайковского, который ему пришлось спешно учить, а обыгрывать уже не оставалось времени. Возможно, это тоже повлияло на конечный исход событий.
Как показали и последующие конкурсы Чайковского, публика часто выбирала себе кумира из иностранцев. Не всегда это было оправдано, но такое отношение оказывалось единственной доступной формой выражения оппозиции. В фойе Большого зала консерватории маме даже задали вопрос, не племянник ли Власенко Хрущева.
Обаятельный Ван Клиберн сразу же стал любимцем публики. Что касается жюри, – а в него входили Эмиль Гилельс, Генрих Нейгауз, Святослав Рихтер, Лев Оборин и другие крупные фигуры, – вряд ли на него можно было оказывать прямое давление. Правда, ходил упорный слух, что за разрешением дать первую премию американцу Гилельс обращался в Кремль.
Полагаю, читателям будет интересно узнать, как шло голосование жюри при проходе с одного тура на другой. В отличие от Клиберна (новичка на международном конкурсе), Лев Власенко, по условиям Первого конкурса Чайковского, как победитель другого международного конкурса, вступил в соревнование со второго тура. После первого тура Клиберн прошел вторым вместе с Лю Ши Кунем. На втором туре участники исполняли огромную часовую программу. Папа среди других произведений играл Си-минорную сонату Листа. Видимо, это было очень удачное выступление. Осталось много восторженных высказываний о его исполнении на втором туре. Вот слова Рихтера: «Лев Власенко – большой артист, он порадовал превосходным исполнением Си-минорной сонаты Листа, произведения, предельно сложного и по глубине замысла, и по технике. Великолепное чувство формы и стиля столь разных сочинений, как Соната Листа, прелюдия и фуга Шостаковича, вселяет твердую уверенность, что в будущем Власенко обещает вырасти в крупного музыканта».
На третий тур Лев Власенко прошел первым. Как видите, Рихтер ставил высокие баллы троим победителям, а не только Клиберну. Нули или единицы он не поставил никому. Эта легенда упорно повторяется в СМИ. Кстати, как мне кажется, она не делает чести ни Клиберну, ни Рихтеру. Получается, что у Клиберна не было достойных соперников. Тогда какова цена его победы?
На последнем туре голосование в баллах не проводилось, а только распределялись места. Результаты вам известны: Ван Клиберн – первая премия, Лев Власенко и Лю Ши Кунь – вторая премия, Наум Штаркман – третья премия.
 
 
– Ван Клиберн как явление в музыкальном мире запомнился именно Конкурсом Чайковского, это было его наивысшее достижение. Исполнительское мастерство Льва Власенко, по свидетельству многих музыкантов, шло по нарастающей. Он как-то объяснял для себя парадоксальность этой ситуации?
– Действительно, после конкурса во время своих выступлений в СССР Ван Клиберн играл хорошо, во многом даже замечательно, но все-таки не так, как в 1958 году. Его приезды в Москву с концертами становились все реже и реже. Постепенно его пианистическая карьера пошла на спад. Он занялся самообразованием, изучением оперы, благотворительностью, организацией и поддержкой конкурса своего имени в Форт-Уэрте… Папа всегда сожалел о его уходе из пианистической профессии, так как считал его выдающимся талантом, который не получил дальнейшего развития. Почему это произошло, теперь уже трудно ответить. Любые объяснения будут лишь досужими домыслами.
Папа же не мыслил себя вне пианизма, хотя и увлекался многим. Он продолжал учить новые программы, концертировать, преподавать в консерватории и делал это с огромным увлечением и самоотдачей. Рояль был его страстью. До последних дней своей жизни он садился за инструмент и говорил: «Пока я могу играть, я еще жив»…
 
 
– Лев Николаевич был секретарем, членом жюри последующих конкурсов Чайковского и его председателем; здесь играли и побеждали его ученики. Как вы думаете, чем для него в целом был этот конкурс как явление музыкальной культуры, как общественное событие?
– Конкурс Чайковского прошел через всю жизнь отца. Здесь у него завязались творческие и дружеские отношения с участниками, членами жюри, почетными гостями, тем более что он свободно говорил по-английски, по-французски, по-итальянски… Он возглавил Международную ассоциацию лауреатов конкурса Чайковского. Ему принадлежит идея создания Детского международного конкурса имени Чайковского, который процветает и поныне. Особо хочется сказать об участии папиных учеников в конкурсе Чайковского. За несколько месяцев до Шестого конкурса скончался папин любимый профессор и друг Яков Флиер. Его ученику Михаилу Плетневу предстояло играть как победителю Всесоюзного конкурса. После смерти Флиера Плетнев пришел в класс к Власенко (был у него потом аспирантом и ассистентом), хотя на конкурсе играл как ученик Флиера, который полностью подготовил с ним конкурсную программу. Лауреатами конкурсов Чайковского разных лет стали воспитанники Льва Власенко Калле Рандалу и Борис Петров.
На Десятом юбилейном конкурсе Чайковского, где Лев Власенко был председателем, первую премию не присудили, а вторую получил Николай Луганский. При вручении премий победителям в Большом зале консерватории папа высказал свое категорическое несогласие с таким решением жюри, хотя и вынужден был подчиниться большинству. Только Джон Лилл поддержал его в этом мнении. То, что Луганский был достоин первой премии, подтвердила вся дальнейшая артистическая судьба этого пианиста. Увы, Десятый конкурс Чайковского 1994 года стал последним в папиной жизни. Он скончался в 1996 году на взлете своего творчества.
 
 
 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь