Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №7-8, 2015
Лариса БАРЫКИНА
Начало культурного туризма
В четвертый раз в знаменитом Зимнем театре города Сочи прошел фестиваль Crescendo
 

Один из главных проектов Дениса Мацуева в содружестве с продюсером Давидом Смелянским имеет, как известно, 11-летнию историю. Все эти годы он живет под девизом «новое поколение русской исполнительской школы» и реализует свою главную идею – представлять публике новые имена. Идея, что и говорить, отличная, саморазвивающаяся, и каждый раз удивляешься только тому, что когда-то за нее взялся совсем молодой человек, которому впору было бы заниматься лишь собой. Правда, вовремя рядом оказался опытный продюсер, и сегодня нас впечатляют и рейтинг популярности самого Мацуева, и хорошая раскрутка его сверстников, многие из которых могли бы остаться известными лишь в тесном профессиональном кругу. Оказалось, что Мацуеву очень идет роль лидера своего поколения, что придумывать новые проекты и фестивали стало не только его регулярным занятием, но, например, увлекло и его коллегу – виолончелиста Бориса Андрианова (фестиваль Vivacello). Так что Crescendo вместе с предшествующей ему программой «Новые имена» стали теми дрожжами, на которых взошло крутое тесто современной российской музыкальной жизни в ее академическом аспекте.

Афиша сочинского Crescendo, несмотря на краткость, вышла вполне концептуальной, предлагая за три вечера совершить своего рода музыкальное путешествие по эпохам. Из мира русской классики, с акцентом на юбилее Чайковского (первый вечер), через сочинения XX века, включая и малоизвестные (второй вечер) к программе последнего дня «Классика&джаз», импровизационной, немного легкомысленной, шутливой и остроумной. Выполнила фестивальная афиша и задачу презентации музыкантов-солистов, как уже хорошо известных, так и новичков Crescendo. К первым, безусловно, относится Борис Андрианов. Заигранные «насмерть» Вариации на тему рококо (после конкурса Чайковского прошла всего пара недель!) в его трактовке вдруг зазвучали легко и непринужденно, Андрианов не форсировал, не утяжелял и не пытался придать каждой ноте особый «сакральный» смысл, ажурная вязь звуков действительно отсылала к первоначальному значению термина.

Кларнетист Игорь Федоров – тоже из числа ветеранов-крещендовцев. Для сочинской программы он выбрал Второй концерт для кларнета и оркестра британского композитора и трубача Малькольма Арнольда, посвященный Бенни Гудмену. Предполагаемая джазовая составляющая в этом сочинении, конечно же, возникла, причем в финале – ярким почти биг-бендовским звучанием. Но до этого в двух первых частях случились увлекательные приключения главного героя, разумеется, кларнета, который умело маскировался под саксофон во многих его разновидностях. Драматургия концерта как быстрая смена разнообразных музыкальных картинок явно отдавала голливудским духом, и неспроста: ведь Арнольд был первым британским композитором, получившим Оскара, и написавшим музыку к полутора сотне фильмов. Главным же качеством исполнителя, кстати, одного из немногих концертирующих кларнетистов, остается удивительная способность Федорова с помощью виртуозного владения своим инструментом общаться и с музыкой, и с публикой.

Новое поколение крещендовцев представляли арфистка София Кипрская и юный пианист Александр Малофеев. Оценить уровень мастерства солистки оркестра Мариинского театра Кипрской оказалось весьма затруднительно: она играла на чужой, казалось, малоподатливой арфе, в условиях неважной акустики (инструмент пришлось подзвучивать), но все-таки сумела увлечь тоже малознакомой музыкой. Для этого был выбран Концерт для арфы с оркестром француза Жана-Мишеля Дамаза, композитора неоклассицистского стиля, пик творчества которого пришелся на 40–60-е годы. На выбор солирующего инструмента, очевидно, повлияло то обстоятельство, что мать автора была выдающейся арфисткой. Победитель юношеского Конкурса имени Чайковского (и еще множества других) Александр Малофеев ничуть не стушевался в компании серьезных музыкантов, с технической точки зрения сыграв вполне по-взрослому вторую часть и финал Третьего фортепианного концерта Прокофьева.

А вот скрипача Роман Симовича не отнесешь к поколению юных музыкантов, это вполне сформировавшийся профи. В мерцающем и переливчатом, с тенями и наваждениями, как в «Мимолетностях», Первом скрипичном концерте Сергея Прокофьева он продемонстрировал необходимые чудеса звуковых метаморфоз. На законный вопрос – какое отношение концертмейстер Лондонского симфонического оркестра имеет к русской исполнительской школе – Мацуев, не моргнув, отвечает: «Но родился-то ведь он в Кемерово! И его отец – основатель Кемеровского симфонического оркестра. А учился у Эдуарда Грача, это наша школа. И вообще – он наш, сибиряк!». Как говорится, не возразишь.

Сам Мацуев был на сцене, естественно, в течение всех трех вечеров, благосклонно принимая неистовство и восторг публики. Первый концерт Чайковского он сыграл столь неожиданно и эксцентрично, что невольно подумалось: а вот с такой трактовкой прошел бы он сегодня предварительные прослушивания на уже упомянутом конкурсе, где сидел в финале в жюри? И дело даже не в запредельных темпах. Похоже, играть как «положено» ему скучно, а то, как выходит, наводит на единственный вывод: Петр Ильич был первым русским джазменом, не иначе. Во второй день ударными для Мацуева стали Вариации на тему Паганини Витольда Лютославского, где самым запоминающимся моментом стали скоростные ралли – переклички с оркестром, в очередной раз подтвердив, что музыка XX века с ее жестким техническим прагматизмом пианисту очень «к лицу».

Кстати, об оркестре. Два вечера подряд на сцене сочинского Зимнего театра играл Уральский филармонический оркестр под управлением Дмитрия Лисса, выполняя невероятной сложности задачу. Кроме аккомпанемента (а это несколько сольных концертов с самыми разными музыкантами при минимуме репетиций) у оркестра была и минута собственного торжества. Фестиваль начался с исполнения Второй симфонии Сергея Рахманинова, а это одна из главных репертуарных «коронок» УАФО. Когда это сочинение в их исполнении прозвучало прошлой осенью в КЗЧ, то многие профессионалы говорили, что со времен Светланова не слышали ничего подобного. А в Зимнем театре, где, кстати, далеко не идеальная акустика, публика просто встала и устроила овацию.

После двухдневных серьезных музыкальных штудий Мацуев со товарищи ушли в настоящий отрыв в джазовой программе последнего вечера. Как всегда, незаменимыми членами его команды показали себя контрабасист Андрей Иванов и ударник Дмитрий Севостьянов: сыгранное, тонко чувствующее друг друга трио увлекло известными джазовыми стандартами, вариациями на темы Гершвина, и очередным поклоном Чайковскому в виде лихой «Жатвы». Веселыми музыкальными трюками развлекли баянист Айдар Гайнулин и виолончелист Борислав Струлев. Известный профессор виртуоз-балалаечник Андрей Горбачев играл вариации на тему Паганини вместе с джазменами так, словно всю жизнь только этим и занимался. Представил Мацуев и новичка – 14-летний саксофонист Игорь Сендеров (тоже сибиряк, иркутянин!) показал серьезный уровень музицирования. А неожиданно оставшийся на третий вечер Игорь Федоров порадовал прелестной вещицей – Интермеццо Александра Цфасмана.

Как известно, Crescendo – фестиваль-путешественник, каждый год он проходит в нескольких российских городах, три из которых обязательны: Псков – там фестиваль родился, Москва как центр всея Руси, а с 2012 года – еще и Сочи. То, что этот фестиваль появился в городе-курорте в предолимпийский период, расширив культурную составляющую главного спортивно-политического события страны, в общем-то, неудивительно. А вот то, что Crescendo в этом городе закрепился, – уже немного другая история, связанная с полным апгрейдом Зимнего театра за последние пять лет. Роскошный дворец сталинской эпохи в позднесоветские, да и перестроечные времена жил неторопливо, можно сказать – в пенсионном ритме, оживляясь, пожалуй, только пару раз в год, во время Кинотавра летом, а в последнее десятилетие – еще и во время проведения Зимнего фестиваля Юрия Башмета. Теперь многое изменилось. Зимний театр главного курорта страны реально стал театрально-концертной площадкой федерального значения, где выступают самые известные артисты, отнюдь не только эстрадного толка. Инициатор этих метаморфоз, генеральный директор Сочинского концертно-филармонического объединения Владимир Мишарин рассказал, что благодаря Crescendo в Сочи появился концертный рояль, и теперь Зимний театр облюбовала новая публика – меломаны с серьезными запросами, и он точно знает: в зале есть люди, которые приезжают в середине июля в Сочи не только отдохнуть и вкусить всех прелестей курортной жизни, но и потому, что в это время там будут выступать Мацуев и его команда. А это, как ни крути, начало столь популярного на Западе и формирующегося у нас культурного туризма.

 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь