Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Интервью
Музыкальная жизнь №9, 2015
Динара АЛИЕВА: И в жизни, и в музыке я не изменяю классике
 
С 4 октября по 7 декабря в Москве впервые пройдет Международный музыкальный фестиваль «Opera Art». Этот проект создан по замыслу солистки Большого театра Динары Алиевой. Известная певица давно была увлечена идеей создания в Москве фестиваля, который стал бы подлинным праздником и для его участников, и для публики. Ведь одно из коренных значений понятия «фестиваль» – это празднество, торжество, сопровождающееся музыкой. Вот и «Opera Art» задуман как праздник оперного искусства. Фестиваль включает пять концертных программ (4, 17, 29 октября, 22 ноября, 7 декабря), которые пройдут в Большом зале консерватории. Мы попросили Динару Алиеву прокомментировать программу и саму идею такого фестиваля

Евгения КРИВИЦКАЯ
 
 

– Динара, вот и вас захватила идея сделать фестиваль. Почему?
– С 2004 года я на профессиональной сцене. Фестиваль мыслится как завершение десятилетия, как его итог и одновременно – выход на новый рубеж. За это время получен серьезный опыт: спето много концертов в лучших залах Москвы, Петербурга, в разных странах мира; я стала солисткой Большого театра, пою по контрактам в Дойче Опер в Берлине, в итальянских театрах. На данном этапе чувствую необходимость развиваться дальше. Фестиваль будет проходить раз в два года, и я рассматриваю перспективу проведения его не только в Москве, но и в Баку, в Праге, в Вене, Будапеште. Слово «международный» в названии фестиваля связано не только с участниками, но и с географией его проведения.

– Планы грандиозные! Кто же в вашей команде, кто помогает реализовывать такие мощные идеи?
– Организационными вопросами занимается агентство «Русконцерт», которое возглавляет Маргарита Парфенова. Планирую подключать и агентство «Асконас», артисткой которого являюсь, есть контакты с итальянскими импресарио… Главная моя задача, чтобы фестиваль не получился однодневкой, светским мероприятием. Поднять фестиваль – большой труд, я это прекрасно понимаю, и планирую им серьезно заниматься, вникая абсолютно во все детали.
Конечно, провести такой фестиваль без серьезной финансовой поддержки невозможно. Есть ряд азербайджанских бизнесменов, живущих в Москве, которые откликнулись на мои творческие предложения. Генеральным спонсором проекта стал руководитель СК «ТРАНСКОМПЛЕКТСТРОЙ» Эльяр Дамиров, занимающийся крупными строительными проектами, сам большой любитель искусства. Он настоящий меценат, помогающий многим творческим людям и в Азербайджане, и в России. Без таких людей, конечно, было бы трудно задать фестивалю высокую планку.

– Представьте участников фестиваля и расскажите, по какому принципу выбраны персоналии.
– Я сразу поставила себе задачу: работать только с известными, высококлассными коллективами – у нас участвуют РНО, Госоркестр, «Мастера хорового пения». Мне важно, чтобы публика услышала и открыла для себя новые имена. В программу «Верди-гала» приглашен, к примеру, Азер Рзазаде, артист из Баку, но уже замеченный на Западе. Он сейчас в Молодежной программе Ла Скала, имеет там небольшие роли – очень перспективный тенор. Авез Абдулла – народный артист Азербайджана, много поет в Германии, приглашенный солист Боннской Оперы, в России несколько раз выступал с Российским национальным оркестром. Мурат Карахан, с которым я только что пела в «Кармен» в Большом театре, и гость из Албании Саймир Пиргу. Такой вот «восточный акцент» – чтобы показать, что голоса есть не только в Италии или в Монголии, но и в Азербайджане.

– А что вы споете нам из Верди?
– В Верди-гала, наверное, не буду принимать участие, так как вечер совпадает с премьерными спектаклями «Иоланты» в Большом театре. Но если вдруг расписание позволит, исполню свою любимую арию Леоноры из «Силы судьбы». Эта героиня мне вообще очень близка по духу, одно время я постоянно включала ее арию в концерты, сейчас – реже, но в фестивале, если получится, спою обязательно. А в целом программа «Верди-гала» будет выстроена блоками, объединяя номера из «Риголетто», «Трубадура» и других опер. К названной уже мужской команде присоединится сопрано Марина Зятькова, наша соотечественница, живущая и работающая в Италии.

– У вас блестящий пул дирижеров. Ион Марин, Фабио Мастранджело, Даниэль Орен. И если первых двух московская публика знает очень хорошо, то для Даниэля Орена это, кажется, российский дебют?
– Да, он впервые приедет к нам. Это выдающийся дирижер, особенно известный в пуччиниевском репертуаре. Я с ним встретилась впервые в Италии, на постановке «Богемы» в театре Верди в Салерно. Приехала буквально накануне премьеры, и сразу на сцену, а на следующий день уже был генеральный прогон. До этого маэстро навел на всех страх, был строг, даже жесток с артистами – он действительно требовательный профессионал. Я, к счастью, тогда не знала об этом, нисколько не переживала – просто вышла и спела. Мне он не сделал никаких замечаний, напротив – похвалил, и с тех пор мы – друзья. В декабре нынешнего года лечу к нему в Тель-Авив петь в «Трубадуре» Верди.
Когда возникла идея фестиваля, я сразу подумала, что надо сделать «финальный аккорд» – «Пуччини-гала» – и пригласить именно Даниэля Орена. Посвящаю этот вечер памяти Елены Васильевны Образцовой, потому что прошло уже несколько мемориальных проектов, где по стечению обстоятельств и сложному графику я не участвовала, но есть моя личная потребность отдать долг памяти этой великой певице и замечательному человеку. У меня с Еленой Васильевной связано многое, она с первых шагов поддерживала меня, мы много общались, и, думаю, имею моральное право посвятить ей такой концерт.


С Василием Ладюком

– 17 октября вы покажете «Травиату». Это будет полуконцертное исполнение, как вы уже делали в Праге в Концертном зале имени Сметаны? Там с вами пел Василий Ладюк.
– Да, и он, конечно же, примет участие в моем фестивале, потому что Ладюк – мой самый давний сценический партнер, мой дебют в Москве состоялся именно с ним. А с Авезом Абдуллой мы начинали в оперном театре в Баку. Со Стефано Секко я познакомилась как раз на «Богеме» в Салерно. В общем, мне хочется, чтобы мои друзья – выдающиеся оперные звезды – теперь собрались у меня, в Москве.

– В афише есть имя Чарльза Кастроново...
– Я знала его творчество заочно, а личная встреча состоялась в марте нынешнего года на сцене Дойче Опер в Берлине в «Ласточке» Пуччини, которую ставил Роландо Вильясон. Чарльз Кастроново – прекрасный, харизматичный певец, и мы с ним сейчас решили сделать программу, посвященную сарсуэлам, неаполитанским песням и, возможно, включим фрагменты из оперетт. А «Ласточка» записана на DVD и скоро станет доступна широкой публике.


С Чарльзом Кастроново

– Помнится, в «Музыкальной жизни» вышла рецензия, где очень высоко было оценено ваше исполнение партии главной героини «Ласточки», Магды, и вообще отмечалось, что пуччиниевский репертуар как-то особенно подходит к вашему голосу. Не потому ли вы затеяли столь интересный и редкий проект – «Пуччини-гала»? В вашем репертуаре все оперы этого композитора?
– Пока нет. «Баттерфляй», которую я часто ставлю в концерты, целиком петь в театре не соглашаюсь – для этого нужен более крепкий голос. Аналогичная ситуация с «Манон Леско», где прекраснейшая музыка, но тоже пока не для моих возможностей.

– Вы поете и русскую музыку, только что вышел ваш диск с романсами Чайковского и других русских композиторов. Будет ли, в частности, Чайковский представлен на фестивале?
– Безусловно. Открытие отдано «Иоланте» Чайковского в концертном исполнении. Москвичи смогут услышать работы замечательных музыкантов из Мариинского театра – дирижера Андрея Петренко, тенора Сергея Скороходова, много поющего в европейских оперных театрах. К ним присоединится Николай Диденко, который также востребован на многих сценах мира.

– Почему вы выбрали именно эту оперу Чайковского?
– Не так много русской музыки в моих программах, я тут избирательна – голос все-таки больше подходит для западноевропейского репертуара. Но «Иоланта» меня всегда манила, и вот, наконец, появился повод взяться за эту партию.

– Какой вы видите свою Иоланту?
– Она – сильная личность, готовая пойти на риск ради любви. Пусть это сказка, но музыка дает основания для такой трактовки. Иоланта – не наивная простушка, а психологически сложный образ.

– Кто еще в вашей творческой команде?
– Мой концертмейстер, заслуженная артистка России Любовь Венжик. С ней я учу мои программы, она всегда рядом и готова помочь советом. А «вокальное ухо» – профессор Академии хорового искусства Светлана Нестеренко. Мы не так часто видимся – и я много езжу, и она занята как педагог в Молодежной оперной программе Большого театра, но если нужно – обращаюсь только к ней.

– У вас всегда элегантные платья. Шьете на заказ?
– Хотелось бы найти имиджмейкера, который бы мной позанимался. Но пока такого нет. Первый и единственный опыт оказался не очень удачным. Пока покупаю платья. Мне нравятся такие марки, как Dolce Gabbana, Valentino. Но недавно купила платье у российского модельера, стилиста Игоря Гуляева – интересная модель.

– Вы предпочитаете классический облик на сцене, длинные платья в пол...
– Да, платье в пол, потому что в нем фигура лучше смотрится со сцены. Мой образ так сложился: и в жизни, и в музыке я не изменяю классике. Стараюсь не размениваться на шоу и не гонюсь за дешевой популярностью. Предпочитаю занять профессиональную нишу.

– У вас уникальная дикция, пожалуй, среди российских сопрано мало найдется таких, кто сравнится во внятности артикуляции слова. В чем секрет?
– Считаю, что если поешь по-русски в России, то тебя должны понимать в зале. Ничего специально не делаю, просто слежу за этим. Если у тебя правильная вокальная школа, поставлено дыхание, то, по идее, ты поешь, как говоришь. Проблемы с артикуляцией обычно идут от изъянов техники пения. Тогда и получается бессмысленная вокализация, когда зритель не разбирает слов.


С Роландо Вильясоном

– Фестиваль займет только часть сезона. Какие еще события вас ожидают?
– Участвую в новой постановке «Иоланты» в Большом театре. Музыкальный руководитель – Владимир Иванович Федосеев. В ноябре лечу в Берлин – участвовать в гала-концерте «Артисты против СПИДа». Это акция, проходящая по всему миру. Со мной там участвуют Марина Ребекка, Надя Крастева, Алексей Марков. Весной еду в Китай, где приглашена участвовать в постановке «Русалки» Дворжака. Это совместная продукция оперных театров Пекина и Праги. А в следующем сезоне – контракты на «Мазепу» Чайковского и «Отелло» Верди в европейских театрах.

– В Москве теперь много залов, но свои сольные выступления вы проводите именно в Большом зале консерватории. Теперь здесь пройдет большинство событий нового фестиваля. Чем вас привлекает БЗК?
– Это один самых выгодных акустических залов не только в Москве, но и в мире. Как недавно сказал Юрий Хатуевич Темирканов, с которым мы пересеклись на фестивале Дениса Мацуева в Анси, «Большой зал Московской консерватории – самый лучший в мире». Если такие мэтры, как он, высказывают подобное мнение, то стоит прислушаться. Я, как, наверное, любой артист, выходя на сцену с такой колоссальной историей, всегда немного волнуюсь. Но, повторюсь, на фестивале взята высокая планка, и надеюсь, атмосфера зала нам поможет.

 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь