Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Интервью
Музыкальная жизнь №9, 2015
Рене МАРТЕН: Моя цель – десакрализация классической музыки
 
  70 концертов за три дня, шесть площадок, более трехсот участников – такими запомнятся «Безумные дни в Екатеринбурге», новый музыкальный фестиваль, прошедший с 11 по 13 сентября в столице Урала. Его организаторы – Свердловская филармония и известный французский продюсер Рене Мартен. Наша публика знакома с практикой копродукции в области театра, но «пересадка» фестиваля – уникальный случай. Мы попросили Рене Мартена – отца-основателя фестиваля «Безумные дни в Нанте» – поделиться своим ноу-хау. Этот разговор состоялся в Екатеринбурге, в самый разгар событий, когда публика рукоплескала пианистам Андрею Коробейникову, Давиду Кадушу, Борису Березовскому, упивалась барочными страстями бельгийского ансамбля «Ricercar Consort» и «вчитывалась» в подтексты знаменитой Альтовой сонаты Шостаковича в исполнении француза Жерара Коссе

Евгения КРИВИЦКАЯ
 

– Ваш фестиваль «гастролирует» по миру. В чем вы видите свою миссию как организатора?
– Это не миссия, у меня нет подобных амбиций – организовывать фестиваль в каждой стране. Но ко мне часто обращаются с предложениями, и я начинаю их изучать, чтобы решить, есть ли смысл делать фестиваль в том или ином городе. Концепция «Безумных дней» – десакрализация классической музыки, чтобы она перестала быть элитарной. Задача в том, чтобы музыка стала доступна самому широкому кругу публики. Есть люди, не сумевшие по тем или иным обстоятельствам встретиться с классической музыкой. Одни считают, что это не для них, другие – что надо ходить на концерты, если только ты сам играешь на каком-то инструменте. Они сами ставят себе барьеры. Поэтому я подумал: надо предвосхитить их сомнения и пойти навстречу людям. Например, я делаю короткие по протяженности концерты. Ведь если человек первый раз в жизни идет в концертный зал и слушает два часа сонаты Бетховена, то, скорее всего, он потом скажет, что это не для него. Но послушать одно-два произведения в течение 40-50 минут – на это хватит концентрации внимания. Потом, отдохнув, люди могут захотеть услышать и что-то другое. Я принял решение снизить тарифы на билеты, они не должны быть дорогими, так как это тоже создает барьер для молодежи, для семейных походов с детьми. Но при этом я добиваюсь высокого художественного качества «начинки» фестиваля. У меня большая амплитуда среди приглашенных артистов: от очень известных до только начинающих карьеру. Но каждый из них с радостью подключается к этой авантюре: Березовский, Луганский, Плетнев, Вирсаладзе, Башкиров – они все с радостью участвуют уже не один год.

– Они получают гонорар?
– Когда я создал фестиваль, то хотел, чтобы музыканты стали его частью, чтобы мы вместе это строили. Каждый из нас служит Брамсу, Бетховену, самой идее подобного фестиваля. Мы обсуждаем вопросы гонораров, договариваемся. Поскольку концерты короче по времени, то артисты, играя десять концертов, получают как за два-три. Потому что каждый знает, что это публика завтрашнего дня. В Нанте мы собираем триста тысяч человек слушателей, в Токио – миллион. Здесь, в Екатеринбурге, 95 процентов билетов было распродано до начала фестиваля.

– Вы привлекаете спонсоров?
– Конечно, ведь билеты идут за очень маленькую сумму. Но в чем преимущество – спонсорство может быть в разной форме. Например, в разных городах мы устраиваем педагогические ателье. Это не только мастер-классы, но и конференции, встречи. В Нанте мы записываем много дисков, которые продаются по два евро. Мы продаем книги, специально написанные музыковедами – небольшие брошюры страниц по сто. Всё это позволяет умножить опыт, получаемый человеком, пришедшим на концерт, но плохо знакомым с классической музыкой.

– А что за диски? Расскажите подробнее…
– Вы слушаете концерт, а когда выходите из зала, то можете купить флешку с живой записью только что исполненной программы. И слушать ее в машине, в компьютере. А в Токио вы сможете это закачать в телефон. Таким образом, мы привлекаем молодежную аудиторию, активно использующую новые технологии в своей жизни. Хотим всё это также внедрять в Екатеринбурге.

– Все-таки, из чего складывается бюджет «Безумных дней», например, в Нанте?
– 20 процентов финансирует государство, 30 процентов – спонсоры, и остальное покрывает продажа билетов. Всегда исхожу из размера бюджета, и пытаюсь сделать чудо из того, что мне выделено.

– Чтобы всё так организовать, требуется затратить много сил, времени. Кто рядом с вами?
– В моей команде всего десять человек. Но я лично занимаюсь отбором артистов, программами. Мне рекомендуют тех или иных музыкантов или коллективы, а я принимаю решение.

– А в чем различия между Нантом и Екатеринбургом?
– Тема всегда совпадает. В этом году – «Страсти небесные и земные», в следующем – «Природа». В каждой стране, где проходят «Безумные дни», я, конечно же, взаимодействую с местными артистами, чтобы присутствовал национальный колорит на фестивале. У меня нет задачи сделать в Екатеринбурге копию «Безумных дней» в Нанте. Поэтому наряду с зарубежными артистами здесь играют местные оркестры, хор, ансамбль старинной музыки.
Хочу подчеркнуть, что мы нашли полное взаимопонимание с руководством Свердловской филармонии. Александр Колотурский – выдающийся организатор, ему я на сто процентов доверяю. Все наши договоренности были им полностью выполнены. Полтора года назад в филармонии была создана специальная команда для работы над «Безумными днями», сотрудники приезжали ко мне на фестиваль в Токио для «стажировки», и я им показал, как всё у нас устроено, открыл все секреты.
Мне было просто с Екатеринбургом еще и потому, что около десяти лет я работаю с Уральским академическим филармоническим оркестром и Дмитрием Лиссом. Знаю всех концертмейстеров, все первые пульты. Слышал почти весь репертуар, знаю их возможности.

– Как обычно бывает: вы диктуете программу или возможен диалог?
– Могу дать артисту очень сложную задачу, а артист, в свою очередь, может меня попросить о самом невероятном. Пианист Лукас Генюшас, которого я уже лет пять поддерживаю, в один прекрасный день сказал: «Мечтаю сыграть “Ludus tonalis” Хиндемита». Я тут же запланировал такой концерт. Главное – взаимное доверие. Также у меня замечательные отношения со всеми профессорами, и если Элисо Вирсаладзе мне говорит, что у нее появился невероятно талантливый студент, то я обязательно послушаю его. Невозможно купить подобного рода взаимоотношения.

 
 
 
– Как вы пришли к идее организовывать фестиваль, и какова ваша «музыкальная биография»?
– Я организовал свой первый концерт в 23 года: это была программа с Вильгельмом Кемпфом. Потом я занимался квартетом I Musici. На второй год я начал работать с Рихтером, Аргерих и с Ашкенази. С Рихтером я организовал за всё время около 150 концертов. Бывал в Москве, в Музее имени Пушкина на его фестивале «Декабрьские вечера», помогал ему. Потом он отдал мне свой фестиваль в Гранж де Меле в Турени. Так я познакомился с Юрием Башметом, Наталией Гутман, Олегом Каганом, Квартетом имени Бородина, всеми, кто окружал Рихтера. Фестиваль в Нанте возник 20 лет назад, уже после смерти Рихтера, и Наталия Гутман, приехав на «Безумные дни», сказала: «Рене, ты реализовал мечту маэстро».
Именно он подсказал мне саму идею – открыть для себя разную публику. Рихтер часто просил меня организовывать турне в маленьких городишках, за десять дней до концерта. За ним следовал его рояль – всё это напоминало гастроли небольшой цирковой труппы, – и везде публика его ждала. Играл он за очень маленькую сумму. Но, естественно, параллельно получал приглашения выступить и в Карнеги-холл. Ему необходимы были такие музыкальные авантюры. Когда я создал первые «Безумные дни», то очень сожалел, что он не дожил до этого момента.

– Куда вы планируете в будущем привезти «Безумные дни»?
– Возможно, в Тель-Авив. Я встречался со своими израильскими партнерами, однако идея должна еще «отлежаться». Но я начинаю об этом думать.
 
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2014
Журнал Музыкальная жизнь