Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Музокно
Музыкальная жизнь №3, 2016
Анна БУЛЫЧЕВА
Бетховен: факты против домыслов
 

На первых страницах биографий Бетховена читателя, как правило, встречают нагромождения ужасов. «Людвиг родился в мрачной комнате с низким потолком и косой наружной стеной», – писал Арнольд Альшванг, чья книга вышла в серии «Жизнь замечательных людей» еще в 1940 году. Через семь десятилетий Бернар Фоконье открыл свою книгу о Бетховене главой «Мрачное детство» и после повел речь о различных маниях и фобиях. Но французскому автору далеко до Бориса Кремнева, еще в 1961 году создавшего по мотивам книги Альшванга подлинный триллер: «В комнату заглянула луна. Серебристый луч, словно узкий, вздрагивающий клинок, врезался во тьму. Острие его уперлось в кровать. Голова спящего шевельнулась на подушке. Поднялись веки. Большие черные глаза уставились в темноту. В них была тревога. Мальчик привстал на постели и взглянул в окно... Крупноголовый, крутолобый, с глубоко посаженными злыми и боязливыми глазами, он походил на волчонка, который либо отчаянно ринется вперед, либо трусливо бросится наутек…»

Биография Бетховена, написанная Ларисой Кириллиной, открывается диаметрально противоположной картиной: «Маленький, уютный, провинциальный город Бонн, примечательный лишь тем, что в нем издавна находилась резиденция князя-архиепископа Кёльнского, был празднично украшен к Рождеству 1770 года. В домах горели свечи Адвента, на дверях и стенах висели венки остролиста, перевитые красными ленточками; взрослые запасались подарками для детишек. В воздухе уже разливалась ангельская музыка предстоящей святой ночи: музыканты всех церквей усердно готовились к торжественной мессе. И можно представить себе, как обрадовался Иоганн ван Бетховен, певчий придворной капеллы, когда из мансарды трехэтажного домика на Боннгассе, где рожала его любимая жена Мария Магдалена (для него – просто Лена), раздался резкий крик младенца. “Уж этот – будет жить!” – подумал, должно быть, Иоганн…»

Уже по первым строкам ясно: новая книга серии «Жизнь замечательных людей» не из числа так называемых «популярных биографий о Бетховене», авторы которых терзаются, как бы заполнить несколько сот страниц и чем бы ошарашить читателя. Здесь встречаются специально выделенные шрифтом беллетризованные вкрапления (вроде только что процитированного), но они тоже основаны на реальных фактах. И о факты, которым тесно на страницах, вдребезги разбиваются вымыслы и домыслы. Вместо выдуманных ужасов – реальные драмы, в которых герой мог быть прав или не прав, вместо разговоров (в зависимости от моды) о «певце революции» или об «упорном маньяке» – четко проявленные нравственные принципы героя.

Это далеко не первая книга Ларисы Валентиновны, целиком посвященная немецкому композитору. В 2001-м в ее переводе тиражом 2000 экземпляров вышли мемуары «Вспоминая Бетховена. Биографические заметки Франца Вегелера и Фердинанда Риса» – второе издание давно исчезло из продажи. В 2009-м появился двухтомник «Бетховен. Жизнь и творчество». Стоил он дороговато, но 500 экземпляров мгновенно испарились с прилавков, а книга, рассказывающая о большинстве сочинений композитора, ушла в народ, то бишь в интернет. В 2011-м тем же тиражом стало выходить новое издание писем Бетховена (вскоре должен появиться 4-й том, во многом состоящий из еще не печатавшихся на русском языке материалов). Новая биография – совсем в другом жанре. Даже язык здесь иной, нежели в двухтомной монографии. Объемная, с детально прописанными подробностями творческих и житейских обстоятельств композитора, характеров его родни и знакомых, исторических и топографических реалий, книга читается на одном дыхании.

Как выстроить биографию человека, который, как нарочно, не совершал самых ожидаемых и заметных поступков: не поучился у Моцарта, не «водворился» при каком-нибудь дворе капельмейстером, не отправил, а спрятал в тайник два самых интригующих письма, не доехал до Лондона, не побывал перед смертью на родине? У которого вместо «донжуанского списка» – список претенденток на звание «Бессмертной возлюбленной», зато список музыкальных сочинений необъятен? Конечно же, музыка занимает в книге большое место, но разговор о ней так крепко вплетен в биографическую канву, что невозможно отделить одно от другого. Уделено внимание вопросам, кто герой «Героической» симфонии, к кому обращены пьеса «К Элизе» и песня «К надежде», каковы причины осуществления одних замыслов и отказа от других.

В конечном счете, все пути ведут к музыке. Скажем, подделка или не подделка – письмо Бетховена к Беттине Брентано, в котором он описывает, как в Теплице, надвинув шляпу на лоб, прошагал через толпу придворных, причем императрица поклонилась ему первой? Письмо это рассматривается с точки зрения достоверности дат, вероятности одновременного присутствия в Теплице всех упомянутых персон, сопоставляется с дневниковыми записями Гёте. Но последний аргумент в пользу того, что письмо – апокриф, что композитор не устраивал на курорте никаких демонстраций и не «задавал головомойки» Гёте по поводу недооценки поэтом Беттины, связан именно со строками о музыке: «“Боже! Да если бы мне было дано провести с Вами такие дни, какие выпали ему, то поверьте мне, я создал бы еще гораздо больше великого”. Насколько можно судить по другим, подлинным высказываниям Бетховена, подобная фраза не могла вырваться у него ни при каких обстоятельствах. Дело было не в его личной скромности. Вся система взглядов Бетховена возводила в абсолют само Искусство, которое он постоянно наделял эпитетами “святое” и “божественное”, а художнику вменялось лишь служение своему призванию и смиренное сознание ограниченности человеческих сил». Чем выше Бетховен поднимался, служа искусству, тем менее свободен становился и тем меньше мог располагать собой.

Биография прекрасно иллюстрирована – не только историческими изображениями, но и вполне современными видами мест, где Бетховену случалось бывать. Едва ли не все тропы, по которым бродил герой книги, пройдены автором с фотоаппаратом в руках, поэтому так часто при чтении возникает «эффект присутствия».

Хочется надеяться, что 4000 экземпляров новой книги сложатся в мост между двумя параллельными мирами. В мире научных знаний жизнь и творчество Бетховена изучены до мельчайших деталей. В мире популярной литературы, которой чаще всего пичкают детей, композитор по-прежнему зовет на баррикады, расталкивает придворных и задает головомойку Гёте. Биография, написанная знатоком эпохи Просвещения, призвана сыграть просветительскую роль.

  Лариса Кириллина. Бетховен.
Серия «Жизнь замечательных людей», издательство «Молодая гвардия» (М.),
2015. 496 с.
 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь