Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Музокно
Музыкальная жизнь №5, 2016
Ольга КОРДЮКОВА
Старые новые пути
На ХХ Пасхальном фестивале
Людвига ван Бетховена в Варшаве
 
 

С 12 по 25 марта в Варшаве прошел Пасхальный фестиваль Людвига ван Бетховена, который традиционно накануне Светлого праздника (а в этом году католическая Пасха выпала на 27 марта) собирает в столице Польши звезд мирового музыкального искусства. В этот раз его героями стали: оркестр Тонхалле, который приехал в Польшу впервые и выступил с пианистом Ефимом Бронфманом; Гамбургский симфонический оркестр NDR и дирижер Кшиштоф Урбанский – вместе с легендарным баритоном Томасом Хэмпсоном музыканты исполнили песни из цикла Г.Малера «Волшебный рог мальчика»; молодой Сантандер-оркестр под руководством Ежи Максымюка и пианист Шимон Неринг, финалист XVII конкурса Шопена. Участниками ХХ Бетховенского фестиваля стали знаменитые камерные ансамбли, среди которых Эмерсон-квартет, Шанхай-квартет и квартет Шимановского. Не забыта была и традиция исполнения незаслуженно редко звучащих оперных шедевров: известный польский маэстро Лукаш Борович представил сочинения двух английских композиторов: трагедию «Всадники моря» Ральфа Воан-Уильямса и комедию «Голова кабана» Густава Холста.

В этом году фестиваль был юбилейным, и публика, которая очень внимательно следит за концертами и каждый вечер в течение двух недель до отказа заполняет великолепный зал Варшавской национальной филармонии, вправе была ожидать сюрпризов. Один из них случился уже в самом начале. Учитывая горячий интерес аудитории, было решено на следующий день после торжественного открытия полностью повторить первый концерт. В его программе значились Фантазия для фортепиано, хора и оркестра и Девятая симфония Бетховена в исполнении блестящих солистов (среди которых – серебряный лауреат XIV конкурса Чайковского Йол Юм Сон), оркестра и хора Варшавской филармонии под руководством маэстро Яцека Каспшика. Одна из особенностей варшавского бетховенского фестиваля – то, что каждый год он проходит под новым девизом, который, конечно же, самым непосредственным образом влияет на программу. Девизы могут быть самыми разными, например, «Бетховен и предшественники», «Бетховен и романтизм», «Бетховен – музыка и литература», «Бетховен и вечная женственность», «Бетховен – и идея свободы»… Девиз нынешнего фестиваля гласил: «Бетховен и новые направления». С этим, несомненно, связано одно из центральных и кульминационных событий фестиваля – «Страсти по Луке» Кшиштофа Пендерецкого. Эта масштабная музыкальная фреска в исполнении грандиозного состава музыкантов (хор и оркестр Варшавской филармонии, хор Краковской филармонии, Варшавский хор мальчиков, великолепные солисты: Йоханна Русанен, Дэвид Першол и Николай Диденко) под управлением автора прозвучала в последний день фестиваля, 25 марта, в Страстную пятницу.

Мы беседуем с директором и художественным руководителем фестиваля, президентом польского Бетховенского общества пани Эльжбетой Пендерецкой

– Пани Эльжбета, а почему вы решили делать именно бетховенский фестиваль? Я подозреваю, что на самом деле любимый композитор у вас другой...
Э.П.: У меня два любимых композитора – Бетховен и Пендерецкий (смеется). А Бетховен – потому, что когда я только начинала фестиваль, а было это в 1997 году, мне очень хотелось попробовать показать публике манускрипты Бетховена, которые хранятся в библиотеке Ягеллонского университета в Кракове. Я спросила ректора университета, возможно ли сделать такой уникальный фестиваль, в котором я буду заниматься музыкальной частью, а он – выставкой, и на этой выставке публике представят манускрипты, которые никто никогда в Польше не видел. К тому же так совпало, что именно в том, 1997 году была 170-ая годовщина смерти Бетховена, и именно во время Пасхи. Поэтому я решила, что фестиваль нужно назвать Пасхальным фестивалем имени Людвига ван Бетховена.

Тут надо сделать небольшое отступление. Манускрипты, о которых говорит пани Эльжбета, действительно бесценны, и действительно, начиная с первого фестиваля, с 1997 года, во время фестиваля выставляются в библиотеке одного из старейших университетов Европы – Ягеллонского (в Кракове). Каждый желающий, причем совершенно бесплатно, может увидеть эскизы и рукописи таких произведений, как Седьмая, Восьмая, Девятая симфонии Бетховена, некоторых из его фортепианных и скрипичных сонат, поздних квартетов, а также рукописи Мендельсона, Шопена, Малера, Лютославского, Пендерецкого. Открытие выставки всегда проходит в торжественной обстановке и сопровождается концертом. В этом году, например, пианист Конрад Сколарски исполнял произведения Шопена, Бетховена, Скрябина, Листа. В орбиту фестиваля, кроме Варшавы и Кракова, вовлечены и многие другие польские города – это и Катовице, и Гданьск, и Вроцлав, и Щецин. И хотя фестиваль не является исключительно монографическим, но музыка и личность великого Бетховена, безусловно, доминируют.

– У нас есть такое выражение: «Мы все выросли из гоголевской шинели». Слегка перефразируя его, можно сказать, что если не всё, то очень многое выросло из музыки Бетховена. У вас каждый раз появляется новый девиз фестиваля. В этом году – «Новые пути». В чем эти новые пути? В новых композиторах, в новых произведениях, может быть, в новых взглядах на уже существующие трактовки произведений Бетховена?
Э.П.: Я бы сказала, и одно, и другое. Кстати, после премьеры «Страстей по Луке» одни критики писали, что Пендерецкий кардинально изменил авангард, а другие – что он показал новый путь для музыки ХХ века. И для нас было важно показать это произведение именно сейчас, спустя 50 лет после его создания и первого исполнения. Также хочу напомнить, что в этом году мы отмечаем 1050 лет крещения Польши.
Впрочем, тема трудного и героического поиска нового пути присутствует и в других концертах фестиваля. Например, у нас в программах были Первая и Десятая симфонии Шостаковича.

– Музыка вашего супруга звучит в концертах этого фестиваля. Скажите, а он вмешивается в организацию фестиваля, он вам помогает, что-то подсказывает?
Э.П.: Нет, никак не помогает. Он как-то сказал, что этот фестиваль – произведение моей жизни. Я по образованию не связана с музыкой, но она пронизывает всю мою жизнь. Поэтому я всегда хотела сделать что-то, связанное с этим видом искусства. Так и возник фестиваль.
(Пани Эльжбета окончила физический факультет университета, но выросла в музыкальной среде: отец был юристом, однако считал себя в первую очередь музыкантом – он выступал в Краковской филармонии, был профессором музыкальной академии. Со своим будущим мужем пани Эльжбета тоже познакомилась благодаря отцу и его любви к музыке – О.К.).

– Но я знаю, что организацией Пасхального Бетховенского фестиваля ваша деятельность не исчерпывается: это и работа в польском Бетховенском обществе, и создание Международного музыкального центра под Краковом.
Э.П.: Да, центр находится в 87 километрах от Кракова. Там наш дом и крупный центр с концертным залом. Мы хотим, чтобы он остался после нас как наследие для всех молодых музыкантов и композиторов, и молодые люди имели возможность серьезно заниматься музыкой с выдающимися профессорами. Ну, и, конечно, мы бы хотели, чтобы наследие моего мужа как композитора тоже там осталось.

Автору этих строк удалось побывать на пяти заключительных концертах фестиваля. Все они были великолепны и самодостаточны, но каждый, так или иначе, апеллировал к Бетховену. Иногда напрямую – когда звучала его оратория «Христос на Масличной горе» (хор Польского радио, Горецкий камерный хор, оркестр Бетховенской академии, дирижер Рольф Бек), иногда опосредованно, когда исполнялась Четвертая симфония Пендерецкого (оркестр Симфония Варсовия, дирижер Массимиано Вальдес) или Десятая симфония Шостаковича (симфонический оркестр NDR, Гамбург и дирижер Кшиштоф Урбанский). Затронули и тему Пасхи: 24 марта в Варшавской филармонии в концертной версии были представлены избранные фрагменты последней музыкальной драмы Рихарда Вагнера «Парсифаль», чей финал приближает слушателей к постижению чуда Святой пятницы (оркестр польского Радио в Катовицах, дирижер Александр Лейбрих, а среди солистов – несравненная Ивонн Неф).

Незабываемым оказался концерт гамбургского оркестра NDR и маэстро Кшиштофа Урбанского. Их исполнение «Тиля Уленшпигеля» Р.Штрауса было изысканным и тонким. Оркестр пластичен и податлив под руками дирижера, мгновенно отзываясь на каждое его движение: казалось, звуки спрыгивают с кончиков пальцев маэстро, рисуя всё новые проделки неугомонного Тиля. В Десятой симфонии Шостаковича музыканты поднялись до высот настоящей трагедии человеческой души, которая разворачивалась на фоне катастроф мировой истории. И совершенно уникальным оказался ансамбль оркестра NDR, маэстро Урбанского и Томаса Хэмпсона. В программе было заявлено пять песен из «Волшебного рога мальчика» Малера, а в результате прозвучало едва ли не в два раза больше – так настойчива была публика в своем нежелании отпускать певца со сцены! Каждая из песен – часть жизни, часть души, часть сердца… Удивительно, но оказалось, что Хэмпсон в Варшаве выступал впервые! Впрочем, судя по реакции публики (кстати, на том концерте присутствовал президент Польши) и пани Эльжбеты, думаю – не в последний раз.

Но, безусловно, грандиозной кульминацией фестиваля стало исполнение «Страстей по Луке». Это произведение, написанное на канонические тексты из Евангелия от Луки, Stabat Mater и других источников, впервые было представлено публике 30 марта 1966 года в Мюнстере, а создавалось оно четыре года. Пендерецкий стал первым композитором, кто после И.С.Баха обратился к форме пассионов. В этом грандиозном труде есть и философское осмысление жизни, и религиозность, и горячая эмоциональность, и яркая театральность. В нем сплелись традиции барокко и композиторские техники ХХ века – додекафония, сонористика, элементы серийной техники.

Накануне исполнения – небольшое интервью с Кшиштофом Пендерецким

– Маэстро, мы с вами встречаемся на фестивале Бетховена. А что для вас музыка Бетховена?
К.П.: Музыка Бетховена – это, прежде всего, энергия. Конечно, моя музыка совсем другая, но Бетховен – один из источников вдохновения для меня. Я могу назвать кроме Бетховена еще и Монтеверди, и Баха, а также Стравинского и Шостаковича. Шостакович является очень важным для меня композитором и очень влиятельным. Как вы знаете, мы были лично знакомы и несколько раз встречались в Москве.

– Маэстро, пятьдесят лет назад вы выпустили в свет свои «Страсти по Луке». Теперь они живут собственной жизнью, исполняются во всем мире. Сегодня вы их слышите и чувствуете так же, как тогда? Не хотели бы что-то в них изменить?
К.П.: Нет, ни одной ноты не хочу менять. Должен сказать, что я сам удивляюсь, как это я сочинил Страсти, потому что у меня не было никакой подготовки. У нас в вузах не учили, как сочинять ораторию, произведение такого масштаба. Но я честно должен сказать, что очень хотел такое произведение написать и стать соперником И.С.Баха. И я думаю, всё сложилось довольно успешно... Мне кажется, эти Страсти – единственные в истории польской музыки. Я не знаю другого композитора, который бы в этом жанре сочинял.

– Я знаю, что вы часто работаете параллельно над разными сочинениями. А что в работе сейчас?
К.П.: Действительно, я не умею сосредоточиться только на одном произведении. Я всегда работаю над эскизами нескольких. Сейчас это опера «Федра» по Расину. Это заказ Венской Оперы, и поскольку у нас уже заключен договор, я должен его выполнить. Но я также готовлю сейчас эскизы Четвертого квартета и Концерта для арфы, есть и другие идеи. Как всегда, я работаю над несколькими произведениями, но в каком порядке я их буду завершать, этого я сейчас не могу сказать.

– Московская публика вас любит и всегда с интересом ждет вас и в качестве композитора, и в качестве дирижера… Когда снова будете в Москве?
К.П.: Я очень люблю приезжать в Россию. В Советском Союзе мои «Страсти» были исполнены сначала в Таллинне, потому что и в Москве, и в Ленинграде в то время не разрешили их сыграть. А сегодня я очень рад тому, что это произведение будут исполнять в июне в Москве силами московских музыкантов.

– А вы будете дирижировать?
К.П.: К сожалению, нет, потому что у меня запланированы другие концерты. Но в России так много хороших музыкантов! Я уверен, что качество исполнения будет высоким.

Как известно, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. И каждое новое исполнение произведения – это его новое рождение. Каким оно будет в Москве, вместе с паном Кшиштофом мы узнаем в июне.
А ХХ Пасхальный Бетховенский фестиваль останется в памяти – как замечательный праздник, созданный усилием талантливых и увлеченных людей в городе, где любят музыку и умеют ее слышать и слушать.

 
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2016
Журнал Музыкальная жизнь