Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Колонки
Музыкальная жизнь №7-8, 2016
Из вчера в завтра
К итогам сезона 2015/16:
 

Событие сезона – Открытие «Геликон-оперы» после реконструкции
Оперная премьера сезона – «Травиата» (Пермский театр оперы и балета)
Балетная премьера сезона – «Ундина» (Большой театр)
Персона сезона – Геннадий Рождественский
Концертный проект сезона – Просветительский цикл Владимира Юровского
Фестиваль сезона – Дягилевский в Перми
Разочарование сезона – «Иоланта» в Большом театре
Самое ожидаемое событие предстоящего сезона: дебют Анны Нетребко в «Манон Леско» Пуччини и премьера балета «Нуреев» Демуцкого – Посохова – Серебренникова (и то и другое – в Большом театре)

В опросе, проводившемся «Музыкальной жизнью», приняли участие постоянные авторы журнала, независимые критики и представители различных бумажных и электронных СМИ – Мария Бабалова, Лариса Барыкина, Юлия Бедерова, Екатерина Беляева, Екатерина Бирюкова, Сергей Бирюков, Марина Гайкович, Анна Гордеева, Лейла Гучмазова, Владимир Дудин, Наталья Зимянина, Егор Ковалевский, Екатерина Кретова, Майя Крылова, Александр Матусевич, Алиса Никольская, Илья Овчинников, Алексей Парин, Петр Поспелов, Ольга Русанова, Гюляра Садых-заде, Наталия Сурнина, Йосси Тавор, Ярослав Тимофеев, Александр Фирер, Елена Черемных

Минувший театрально-концертный сезон обошелся без громких скандалов, подобных истории с новосибирским «Тангейзером», отбросившей зловещую тень на сезон предыдущий. Даже внезапная, как гром среди ясного неба, смена «первого лица» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошла на удивление спокойно. Общественность встретила назначение Антона Гетьмана скорее позитивно (притом что предыдущий директор Ара Карапетян отнюдь не давал повода плохо к себе относиться). Другое новое назначение (Махара Вазиева директором балета в Большом театре) было как раз вполне ожидаемым, поскольку о нем объявили заблаговременно – пусть не за год-два, как в Европе, а только за несколько месяцев, но для наших широт и это уже серьезный прогресс. Впрочем, для публики, да и для критики тоже, гораздо важнее те события, что происходили непосредственно на сценах театров и концертных эстрадах.

Понятно, что наряду с удачами всегда имеют место и неудачи, даже провалы, от которых никто не застрахован. Совсем уж полных провалов в прошедшем сезоне вроде бы не замечено, а вот неудачи и разочарования случались. Однако ярких событий было куда как больше. Сезон в целом оказался чрезвычайно насыщенным – особенно для оперы. А знаковым и наиболее значимым событием стало завершение многолетней эпопеи со строительством-реконструкцией здания «Геликон-оперы» и торжественное открытие этого театра в начале сезона.

Новый «Геликон»

В августовские дни, незадолго до традиционного сбора труппы, «Геликон» удостоился премии Правительства Москвы как «лучший реализованный проект в сфере искусства». Это, конечно, в первую очередь о здании, проектировавшемся и непосредственно возводившемся также под «художественным руководством» Дмитрия Бертмана, которого в тот период нередко можно было увидеть на стройке, в каске и спецовке. Но не менее важно и то обстоятельство, что переход в новый формат «Геликон» пережил абсолютно естественно, лишь подтвердив то, о чем многие и прежде догадывались: этот театр способен абсолютно на равных конкурировать с любым из больших оперных домов российской столицы. Вопрос, все ли они способны выдержать конкуренцию с «Геликоном». И если раньше у театра, наряду с многочисленными друзьями и почитателями, имелось также и немало противников, то ныне явных «геликонофобов» уже почти что и не встретишь. О чем свидетельствуют и результаты нашего опроса, большинство участников которого однозначно назвали его открытие главным событием сезона. И в этой номинации «Геликон» оказался поистине вне конкуренции.

И другие события

Событий-то на самом деле было много (некоторые из опрошенных называют сразу несколько), но ни одно не получило больше двух голосов. В этом ряду имеются по-настоящему яркие и значимые, но в каком-то смысле все же более локальные и сиюминутные, но есть и такие, что в определенном смысле также можно назвать историческими. Например, выход третьего, завершающего тома оперной энциклопедии Михаила Мугинштейна. Или запись Александром Сладковским с Госоркестром Татарстана всех симфоний и оркестровых сочинений Шостаковича.

В качестве Событий сезона фигурируют гастроли Гамбургского балета и труппы Марты Грэм, российская премьера Третьей симфонии Николая Корндорфа с Александром Лазаревым в Большом зале Московской консерватории силами студенческих коллективов этого вуза, концерт Григория Соколова в Санкт-Петербургской филармонии, Прокофьевский марафон в Мариинке и на Пасхальном фестивале, и даже – премьера «Преступления и наказания» в Театре мюзикла. Среди событий названо и введение Владимиром Юровским в ГАСО должности composer in residence (им стал Александр Вустин).

Сергей Бирюков предложил дополнить эту номинацию Самым незамеченным событием, каковым назвал «программу памяти великого, но незаслуженно полузабытого композитора Бориса Чайковского, исполненную Владимиром Федосеевым 25 марта в Большом зале консерватории».

Пермский феномен

Это словосочетание пустили в обиход еще в советские времена, имея в виду, прежде всего, стопроцентную заполняемость зала оперного театра практически на всех спектаклях. Употребляли его и в 70-е годы, когда здесь шли все оперы и балеты Чайковского, и в начале 80-х, когда театр провел первый в стране Прокофьевский фестиваль (включавший в числе прочего двухвечернюю версию «Войны и мира» и российскую премьеру «Огненного ангела»). Вновь о «пермском феномене» заговорили в эпоху Георгия Исаакяна, когда цикл оперных премьер по произведениям Пушкина удостоился Госпремии России, а афиша украсилась среди прочего раритетными у нас барочными операми, когда впервые возник фестиваль, называемый ныне просто Дягилевским. Затем настала эпоха Теодора Курентзиса. И вот вам снова «пермский феномен» в действии: главной оперной премьерой российского сезона стала здешняя «Травиата», представленная в рамках Дягилевского фестиваля, в свою очередь признанного лидером как Фестиваль сезона.

Фестивальное

В этой номинации Дягилевский пусть с минимальным перевесом, но все-таки обошел петербургские «Звезды белых ночей», проводимые Мариинским театром, что само по себе тянет на сенсацию.

Гюляра Садых-заде: «На “Звездах белых ночей” было много экстраординарных и эксклюзивных оперных и концертных событий, типа приезда Чечилии Бартоли и Доминго, Анны Нетребко и Нади Михаэль в “Лоэнгрине”, и концерта Будапештского фестивального оркестра. Но с “ЗБН” реально соперничает Дягилевский фестиваль, так что я просто не знаю, какой фестиваль поставить на первое место, какой – на второе. Похоже, это паритет».

В принципе, два эти фестиваля трудно сравнивать: пермский откровенно элитарен по своей концепции и большинству программ, петербургский ориентирован на мейнстрим. Есть параметры, по которым «ЗБН» конкурентов в России практически не имеют. Это, прежде всего, количество самых разнообразных событий и участие звезд самого что ни на есть наипервейшего порядка. Дягилевский же выигрывает за счет большей концентрированности и выстроенности программ.

Первая «пятерка» фестивалей сезона в России, соответственно, выглядит так:
Дягилевский
«Звезды белых ночей»
Фестиваль Мстислава Ростроповича
«Дягилев P.S.» в Петербурге
«Опера априори».

По нескольку голосов получили петербургский Dance open и «Безумные дни» в Екатеринбурге. В «лонг-лист» также вошли: Фестиваль РНО, «Возвращение», «Международная неделя консерваторий в СПб», Транссибирский фестиваль, «Звуковые пути», «DanceInversion», «Евразия», Фестиваль альтовой музыки «Viola is my life» и «Музыка земли» Бориса Березовского.

Оперная премьера сезона

Не так уж часто случается в нашей практике, чтобы один спектакль, да еще и поставленный не в Москве или Петербурге, стал очевидным и бесспорным фаворитом критики. Но факт остается фактом: за пермскую «Травиату» (мы подробно писали о ней в №6), поставленную тандемом Теодор Курентзис – Боб Уилсон, отдали свои голоса больше половины опрошенных. Заметим попутно, что за этот спектакль проголосовала, наряду с другими, и Екатерина Кретова, обычно придерживающаяся особой позиции.

Екатерина Кретова: «Мой выбор – “Травиата”. И вовсе не потому, что так хороша работа Уилсона – она весьма стандартна, формальна и схематична. Но музыкальное решение Курентзиса, оркестра, хора и исполнительницы заглавной партии Надежды Павловой в сочетании именно с этой универсальной и безличной режиссерской схемой дали возможность максимально сконцентрироваться на музыке. По большому счету эта постановка – вариант своеобразного «концертного исполнения», в котором изначально заданный режиссерский прием перестает быть важным где-то на 10-й минуте, а великолепный дизайн визуального ряда (минималистическое оформление и изощренный свет) оказываются не более чем красивым фоном для прекрасного исполнения».

Второе место по результатам опроса заняла генделевская «Роделинда» в Большом театре. В первую «пятерку» также вошли: «Саломея» (Новая Опера), «Садко» («Геликон») и «Дон Паскуале» (Большой театр).

Алексей Парин: «“Травиата”, Пермь, Курентзис – Уилсон; “Роделинда”, Большой театр, Мулдс – Джонс; “Лисичка. Любовь”, Детский музыкальный театр, Бражник – Исаакян; “Садко”, “Геликон-опера”, Понькин – Бертман. Я перечисляю оперные премьеры, которые уверенно выходили за рамки тренда “шоу-бизнес” своей четкой артхаусной природой, за счет соратничества дирижера и режиссера в тесном контакте с певцами».
Назывались и другие премьеры, которых оказалось столь много, что мы решили даже дать «лонг-лист» отдельной таблицей (исключая, дабы не повторяться, те названия, что вошли в «пятерку», и еще одно, фигурирующее в приведенной цитате), добавив туда еще несколько названий, по мнению редакции, не менее достойных в нем фигурировать:

«Симон Бокканегра», Мариинский театр
«Идиот», Мариинский театр
«Волшебная флейта», Михайловский театр
«Сервилия», КМТ имени Б.А.Покровского
«Евгений Онегин», «Геликон-опера»
«Манон», Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко
«Кармен», Екатеринбургский театр оперы и балета
«Леди Макбет Мценского уезда», Самарский театр оперы и балета
«Жанна д‘Арк», Ростовский музыкальный театр
«Геракл», Театр оперы и балета Республики Башкортостан

В этом списке отсутствует «Катерина Измайлова» Большого театра, за которую было подано три голоса, но одновременно четыре человека назвали ее Разочарованием сезона. Так что специально для нее можно было бы ввести номинацию: «самая спорная премьера сезона».

Балетная премьера сезона

Не столь урожайным на удачные и просто даже заметные премьеры выдался этот сезон для балета. Не случайно в ходе нашего опроса балетных премьер было названо едва ли не втрое меньше, чем оперных. Мнения опрошенных практически разделились между «Ундиной» и одноактным балетом «Совсем недолго вместе» Пола Лайтфута и Соль Леон, также представленным Большим театром (в рамках Вечера современной хореографии).

Отношение балетной общественности к «Ундине» однозначным не назовешь. Возможно, еще и потому, что ожидания, связанные с дебютом Вячеслава Самодурова в Большом, были изначально слишком высоки. Сомнения относительно того, какой из двух спектаклей назвать победителем, нам удалось развеять лишь после дополнительного опроса балетных экспертов. «При всех “но”, конечно же, “Ундина”», – таково мнение одного из самых авторитетных специалистов в этой области Вадима Гаевского.

Таким образом, спектакль «Совсем недолго вместе» оказался на втором месте. А третье поделили «Ромео и Джульетта» Вячеслава Самодурова в Екатеринбургском театре оперы и балета и проект Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко «Точка пересечения», в котором особо отмечают одноактный балет Андрея Кайдановского.

Назывались также «После нас» (екатеринбургская труппа «Провинциальные танцы») и «Фавн» Сиди Ларби Шеркауи, показанный в рамках Дягилевского фестиваля.

Персона сезона

Кандидатур на победу в этой номинации было немало, но в конечном счете консенсус сложился вокруг фигуры Геннадия Рождественского, отметившего под занавес сезона свое 85-летие. И дело даже не в самой этой столь солидной дате, но, прежде всего, в том, как наш выдающийся маэстро провел юбилейный сезон. Уже одного только вечера в Большом театре (см. «Музыкальную жизнь», №5) хватило бы с избытком. А ведь были еще и раритетные премьеры в КМТ имени Покровского, завершение двухгодичного абонементного макроцикла «Моцарт+» в Московской филармонии. Как справедливо заметил Петр Поспелов, Геннадий Николаевич «в год своего 85-летия продемонстрировал ясность позднего стиля и удивил обилием просветительских начинаний, в числе которых – постановка и первая в истории полная запись “Сервилии” Римского-Корсакова».

«Конкурировали» с маэстро в этой номинации также достаточно сильные фигуры – Валерий Гергиев, Владимир Юровский, Дмитрий Бертман. Последний в итоге победил в номинации Событие сезона, каковым стало, напомним, открытие нового-старого «Геликона». Юровский в свою очередь победил в номинации Концертный проект сезона.

Что касается Валерия Гергиева, то, возможно, выявить его как лидера сезона помешало… слишком большое количество проектов. Ольга Русанова перечислила некоторые из самых последних гергиевских начинаний: «“Апгрейд” фестиваля “Звезды белых ночей” с рекордным количеством мировых звезд; новый фестиваль «Мариинский» на Приморской сцене театра; создание нового рекорд-лейбла MPHIL; продвижение в своих проектах юных и молодых музыкантов – лауреатов и участников конкурса имени Чайковского и конкурса “Grand-piano”»...

Назывались также певцы Надежда Павлова (за нее отдано сразу три голоса), Екатерина Семенчук и Владислав Сулимский, балерины Екатерина Крысанова, Диана Вишнёва и Ольга Смирнова, танцовщики Акрам Хан и Израэль Гальван, дирижеры Теодор Курентзис, Александр Сладковский и Владимир Федосеев, Михаил Плетнев и Денис Мацуев (во всех своих ипостасях), композитор Леонид Десятников, режиссер Георгий Исаакян, хормейстер Виталий Полонский.

Владимир Юровский и Московская филармония

Лидером в номинации Концертный проект сезона вполне предсказуемо стал Владимир Юровский со своим просветительским циклом в КЗЧ и другими проектами. Сергей Бирюков отмечает «широкий культурологический подход в подаче творчества великих русских композиторов Чайковского (январский концерт с программой от Стравинского до Вустина), Стравинского (июньские концерты с ГАСО и оркестром консерватории), Шостаковича (исполнение фильма-симфонии “Новый Вавилон”)».

Второе место занимает абонемент Московской филармонии «Оперные шедевры». Кто-то из участников называет его весь, кто-то – отдельные концерты, например, «Милосердие Тита» и «Роберто Девере».

Из остальных выделим в первую очередь абонемент Геннадия Рождественского «Моцарт+». Особо подчеркнем, что, наряду с циклом Юровского и «Оперными шедеврами», он также является проектом Московской филармонии. Которая, таким образом, оказалась безусловным лидером концертного сезона (и далеко не в первый раз).

Разочарование сезона

Мы сознательно отказались от более жесткой формулировки Антисобытие. Таковые, конечно, происходили много где, но, к счастью, не на собственно театральных и концертных подмостках. Разочарование все-таки предполагает не заведомый брак, а несбывшиеся надежды. А появление в опере очередной знаковой фигуры из театра драматического всегда внушает надежды, хотя, увы, редко их оправдывает. Так произошло и с «Иолантой», поставленной в Большом театре Сергеем Женовачем, превратившейся по существу в статичный «концерт в костюмах». Объективные законы освоения сценического пространства в опере, логики музыкальной драматургии не были учтены в «Иоланте». Ноу-хау, лежащие в основе драматических постановок этого прекрасного режиссера, увы, не сработали в другом контексте. Результат – разочарование, выраженное большинством голосов.

Среди других разочарований фигурируют два оперных спектакля Мариинки – «Опричник» и «Самсон и Далила», и оба так же по линии сценического воплощения. Для кого-то разочарованием стала деятельность Тугана Сохиева в качестве музыкального руководителя Большого. Вспоминая прохладно-сдержанные оценки его последних работ, можно констатировать, что определенный резон в этом есть, но не будем все же спешить с окончательными выводами.

Не стоит, наверное, перечислять все разочарования, зачастую высказываемые лишь единственным голосом. Уже просто потому, что то, что одному – разочарование, другому, наоборот, очарование. Таких примеров оказалось немало и в ходе нашего опроса.

Дебют сезона

Это номинация не выявила победителя. Так, один из претендентов, Люка Дебарг, очаровавший и даже загипнотизировавший русскую публику летом 2015 года, чьи выступления в разных городах России собирали стабильные аншлаги, получил всего два голоса, и столько же назвали его Разочарованием сезона. И все-таки, искренняя увлеченность французского музыканта, тонкость, нестандартность мышления, внушают надежду, что главные свершения – впереди. Впрочем, надежда иногда питается несбыточными иллюзиями.

Выделяются также дебюты Нади Михаэль в Большом и Мариинке, тенора Липарита Аветисяна в Москве и Екатеринбурге, другого тенора, Александра Михайлова в Мариинке, Таисии Ермолаевой – Саломеи в Новой Опере, Игоря Морозова – Садко в «Геликоне», Ксении Дудниковой в «Осуждении Фауста» на сцене Большого, режиссерские дебюты Екатерины Одеговой («Саломея» в Новой Опере) и Тимофея Кулябина в Большом театре («Дон Паскуале»). Был назван также 15-летний грузинский пианист Сандро Небиеридзе, завоевавший Гран-при на конкурсе Grand Piano.

Тренды и ожидания

Единого мнения относительно тренда сезона также не обнаружилось. К тому же, многие из опрошенных повторяют то, что уже не раз говорилось и в прежние годы. Всё это, казалось бы, позволяет сформулировать следующий вывод: тренд сезона – отсутствие новых трендов, что, наверное, и неудивительно для эпохи «нового застоя», в которую мы вступили. На самом деле, однако, один новый тренд все-таки есть, пусть даже о нем не сказал никто из опрошенных, – появление сразу большой группы женщин-режиссеров, дебютировавших или громко заявивших о себе именно в прошедшем сезоне. Это, прежде всего, Екатерина Одегова, удачно дебютировавшая в крупной форме («Саломея»), Анна Фекета, ставшая главным режиссером в Иркутске (см. стр.52), Татьяна Миткалева, лауреат первой «Нано-оперы», представившая в Театре Сац «Соловья» Стравинского, а также Мария Тихонова, чьи небесспорные, но любопытные работы («Медея» в Красноярске и «Евгений Онегин» на летней лаборатории «New Opera World» в Москве) привлекли к ней внимание. По-прежнему активна и востребована Екатерина Василёва – с разными результатами. Количество переходит в качество (пусть и не у всех равномерно), и в целом можно, похоже, уже окончательно «закрыть» тему «неженской профессии».

Один из трендов, о котором говорит Екатерина Бирюкова, в большей мере относится к сезону грядущему, нежели прошедшему: «Интерес к Вайнбергу, уже давно имеющийся в Европе, докатился и до нас. Большой театр объявил о постановке оперы «Идиот», но его уже опередила с тем же названием Мариинка. Екатеринбургский театр открывает новый сезон премьерой оперы «Пассажирка», а вслед за ней свою версию покажут и в московской Новой Опере».

Премьеру «Пассажирки» многие называют и в качестве самого ожидаемого события грядущего сезона. Но большинство все же с особым нетерпением ждет октябрьскую премьеру «Манон Леско» Пуччини – дебют Анны Нетребко в Большом театре. В балете же самым ожидаемым событием должна стать премьера «Нуреева» – от той же команды, что в прошлом году создавала «Героя нашего времени»: Демуцкий–Посохов–Серебренников. С именем последнего, кстати сказать, связано и еще одно из ожидаемых событий предстоящего сезона: мировая премьера оперы Александра Маноцкова «Чаадский» в «Геликоне».

 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2016
Журнал Музыкальная жизнь