Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №12, 2016
Алексей Парин
ОРГАН(ИЧ)НОЕ БАРОККО
Концерт в «Геликон-опере»
 

Конечно, к торжеству барочных исполнителей мы уже привыкли. Записи сыплются на нас обвалом, рождаются и покоряют подмостки всё новые и новые звезды, и уже наши исполнители – Лежнева и Синьковский – задают тон на нервном и напряженном рынке мирового барокко. Но и Лежневу я тоже помню не только по выступлению на Конкурсе Елены Образцовой, но и по сольному концерту в Мерзляковском колледже, когда музыкантский гений в ней только разгорался. Поэтому так интересны новые начинания, которые в нашей первопрестольной неизбежно, в силу ее предельной моторности и переимчивости, появляются чаще обычного.

В «Геликон-опере» уже во второй раз прошел концерт, который своим названием с элементом китча («Магия барокко») не адресовался бароккистам. Но в любом деле надо разобраться и не фыркать по-пижонски заранее на то да на сё. Вот, например, я не люблю комментариев в концерте, которые теребят музыкальный поток и превращают все в унылую «лекцию-концерт». Но тут Евгения Кривицкая, организатор, вдохновитель, музыкальный руководитель концерта так органично спрыгивала со скамеечки своего органа (фирмы «Viscaunt»), подхватив полы нарядного длинного платья, и так непринужденно начинала говорить немногие точные слова про Монтеверди или про Генделя, что ничуть не мешала мне, который эти самые номера программы слышал не раз и, казалось бы, ни в каком комментарии не нуждался. Не люблю я и видеоряд как «поддержку», но тут всё подобрали с тактом и хорошим вкусом, и я ловил себя на том, что подолгу не отрывал глаз от занятного видового сопровождения.

Люблю я и концерт в чистом виде, и никакая театрализация мне вроде бы не нужна. А тут одели певцов в наряды XVIII века, разработали для них систему входов-выходов и дефиляций (режиссер Александр Бородовский умело использовал структуру Колонного зала графини Шаховской) и позволили им вступать в систему – иногда непростых – взаимоотношений. Особенно занятным было взаимодействие «братьев» – композитора Броски и певца Фаринелли – во время исполнения арии из оперы «Остров Альцины». И эта самая незатейливая театрализация оказалась очень к месту. Потому что публика сидела в зале очень даже смешанная, от самых старших и очень мейнстримных до молодых и заинтересованных. И им всем вместе барочные страсти оказывались намного ближе и понятнее, когда их облекли в живые человеческие фигуры, помещенные в жестовые конвенции.

Певцы сошлись один другого лучше. Казалось, все они только и делают, что поют барокко. Алиса Гицба в своем бенефисе на Старом Арбате щеголяла знанием дела (она вообще начинала свой вокальный путь в «Мадригале» под управлением Лидии Давыдовой), а теперь увлеклась бельканто, создала новый фактурный облик голоса и выплетала все фиоритурные коленца с завидной красотой. И сам голос заставлял нас «заслушиваться», «забываться», «очаровываться», как и полагается голосу главного сопрано. Дмитрий Хромов заходил к барочным образам с другой стороны – он учил свой красивый голос не любоваться собой, но как будто отходить в сторону, потому что тайна барочного фантома – его внутренняя грёза, его спиритуальный туман. И Хромов концентрировался на поиске адекватного внутреннего состояния. Характерным мимическим жестом у него становится внешняя слепота, он как будто бы перестает видеть мир вокруг себя, его веки почти закрываются, взгляд становится незрячим.

Ксения Вязникова – царица театра, она знает цену каждому жесту и каждой точно угаданной окраске звука. Ее голос великоват для сокровенного, придворного театрика, но она умеет его дрессировать вполне жестко. И в лучших проявлениях – в «Жалобе Ариадны» Монтеверди или в плаче Корнелии во время ее дуэта с Секстом–Хромовым она являлась непререкаемой Дивой.

Особое место занял в концерте певец, названный «специальным гостем», – солист Челябинской филармонии контратенор Сергей Ванин. Он пел всё на свете – и Легренци, и Вивальди, и Монтеверди, и Генделя, и Порпору, и пел совершенно мастерски, другого слова не подберешь. Красивый голос, точное попадание в ноты, живость в колоратурах – всё это вместе заставляло нас постоянно удивляться и восхищаться. Но Ванин – концертный певец, и он «просто поет», в нем во время пения жизнь не превращается в звук – как у солистов «Геликон-Оперы», которым нельзя существовать без проживания музыки в момент ее воссоздания. Можно только надеяться, что «концертность» Ванина при успешной карьере «рассосется», потому что в ансамбле он будет принужден отвечать на посылы со стороны певцов-актеров.

Среди солистов оказалась и скрипачка оркестра «Геликон-оперы» – Анастасия Стрельникова. Она сыграла с блеском сонату Генделя и мягко, с природным тактом аккомпанировала в вокальных номерах. Но надо сказать самые хорошие слова и про главного человека проекта – Евгению Кривицкую. Она играла на органе (цифровом электронном) с большим подъемом. Сольные номера не звучали «интерлюдиями», но представали отдельными «месседжами», а сопровождение мадригалам и ариям никак не оказывалось «аккомпанементом», но словно служило вольным гобеленным лугом, по которому ходили диковинные умельцы.

Главным достижением концерта стала общая музыкальная конструкция, единый тон, существование музыкантов в общем структурно-спиритуальном поле. Евгения Кривицкая создала ту основу, ту материю, внутри которой ее партнеры растили свои образные детища. Финальный номер, казалось бы, повторял штампы шоу-бизнеса (соединял всех в одном номере, что самой вещью не предполагалось): шлягерную арию Альмирены из оперы Генделя «Ринальдо», мучительно льющееся рондо «Lascia ch’io pianga» грациозно начала Алиса Гицба, траурно высветила Ксения Вязникова, опалил своим молодым напором Сергей Ванин, – а потом Дмитрий Хромов привнес во всё свою горькую жалобу про «тяжкую долю». Как можно всё это спеть в конце четырьмя голосами? Это же против самой интимности высказывания! И очень даже можно, потому что внутреннее ощущение музыкальной заинтересованности и человеческой открытости было одно на всех шестерых. И вокальный квартет с органом и скрипкой против всяких заученных правил звучал стильно и органично.

 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2016
Журнал Музыкальная жизнь