Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Музокно
Музыкальная жизнь №1, 2017
Елена Федоренко
НА КРЫЛЬЯХ ЛЕГЕНДЫ
В Центральном Доме актера им. А.А.Яблочкиной прошел вечер, посвященный выходу в свет книги воспоминаний о Камерном театре*
 

Театр, ставший величайшим достижением XX века, одной из самых скорбных страниц его истории и его пленительно загадочной легендой. Из тех, которые не умирают. В этом не сомневались зрители, до отказа заполнившие зал на Арбате, – те, кому посчастливилось взять в руки отлично изданную книгу с удобным для чтения шрифтом и иллюстрациями, что создают зримый образ особого мира режиссера Александра Таирова и его театра – прекрасного и нереального. Мира, выстроенного по своим непреложным законам, чей автор никого не копировал и никому не подражал. Блистательный самобытный стиль режиссера не имел и не имеет аналогов в театральной летописи.

Пространство таировских спектаклей – воздушное и многогранное, с объемными трехмерными декорациями, иллюзионно трансформировавшимися с помощью лифтов и эскалаторов. Цветовая гамма, пересечения линий, игра объемов – конусов, кубов, пирамид – складывались в особенный сюжет. В «Федре» Ж.Расина, «Мадам Бовари» по Г.Флоберу, «Трехгрошовой опере» Б.Брехта, «Оптимистической трагедии» Вс.Вишневского не было внешнего соцреалистического жизнеподобия – чистые и яркие страсти прорастали потаенными переливами души. Основой уникального театра «эмоционально-насыщенных форм», как определял его Таиров, становились блестящие актеры, среди коих первой была Алиса Коонен. Не только она – королева сцены – безупречно владела изобретенной режиссером системой эмоционального жеста, скульптурной пластикой, обаянием декламации, но и все члены труппы свободно распоряжались – телом, голосом, темпераментом. Таиров собрал и воспитал коллекционный ансамбль, умевший передать неуловимый режиссерский замысел, виртуозность композиции, ритм интонации, не нарушая при этом смысла и не сбрасывая покровов тайны. И еще. Камерный театр был на редкость музыкальным: в трагедии и буффонаде, драме и оперетте, гротеске и пантомиме.

Размышления актеров о методе Мастера, захватывающие рассказы о рождении спектаклей, порывистые и эмоциональные воспоминания о встречах и гастролях – стали основой уникальной книги, чья структура похожа на спектакль в трех актах.

Инициировала рождение книги профессор Марина Юльевна Хмельницкая – легендарный ректор ГИТИСа, человек безупречного профессионализма, чести и достоинства, из особой породы «детей Камерного театра». Она ушла из жизни, не увидев издания. Дело подхватила ее дочь и коллега – историк театра Александра Филиппова, подготовившая к печати рукопись своего деда – народного артиста России Юлия Хмельницкого, рассказавшего об эпохе Камерного в дневниках «Из записок актера таировского театра». Составитель обратилась и к журналисту Сергею Николаевичу, в 1980-е годы помогавшему племяннице Алисы Коонен актрисе и педагогу Нине Сухоцкой собирать воспоминания о Камерном театре для издательства «Искусство». Нина Станиславовна, понимая, как редеют ряды «камерников» (так с гордостью называли всех, кто работал в труппе), решила тогда собрать не парадные свидетельства, а живые отклики актеров, режиссеров, художников, композиторов. Рукопись дождалась публикации почти через сорок лет – так родился еще один акт книги воспоминаний. Не научные театроведческие трактаты, не сухая хронология событий, воссозданная с тщанием аналитика, а частные признания, личные суждения людей, переживших катастрофу уничтожения театра, поделившую их жизнь надвое: счастье и трагедию. В этом акте книги – уйма мелочей, субъективных оценок и откровенных переживаний, из которых соткана театральная история ХХ века.

Третьим актом стали воспоминания студийцев Камерного театра – тех, кто должен был подхватить эстафету, был настроен на «таировскую волну», мечтал стать «камерником». Строки дышат любовью и почтением, преклонением и счастьем – они оказались, пускай и ненадолго, действующими лицами фантастической театральной легенды.

Между действиями, конечно, антракты – емкие статьи-эпиграфы, в качестве пролога – история рукописи под названием «Я не увижу знаменитой “Федры”», написанная Сергеем Николаевичем, а вместо эпилога эссе Нонны Голиковой «Старинные часы еще идут…»

Теперь драгоценные свидетельства, наполненные любовью горячих сердец, – пронзительные, правдивые, трогательные, нежные, страшные, с горькими следами утраты – собраны под одной обложкой. Камерный театр как явление художественной жизни стал ближе и понятнее. Ему была отпущена короткая жизнь – в три с половиной десятилетия. Но они оказались яркими – с неизменными восторгами публики, мировыми турне (Франция, Германия, Бельгия, Латинская Америка, Аргентина) и всеобщим в мире признанием. Потом Камерный исчез почти бесследно, как мираж. В 1949-м, приказом №512 Комитета по делам искусств при Совете министров СССР Таиров был снят с поста главного режиссера Камерного театра, а чуть позже сам театр реорганизовали в Московский драматический театр имени А.С.Пушкина. «Может быть, со временем мы узнаем точно, какой “деятель искусств” написал донос на Таирова, какой чиновник доложил его вышестоящему, кто написал резолюции. Но и сейчас уже ясно: театр Таирова погубили в угоду серости, в угоду единомыслию», – слова Юлия Хмельницкого. Сам Таиров не пережил гибели дела всей жизни. Трагедией завершился золотой век театрального искусства.

На презентации книги обо всем сказанном вспоминали немногие очевидцы, актеры зачитывали мемуарные свидетельства из только что вышедшего издания – возникали картинки встреч с Таировым и Коонен, оживала сама история, и боль сжимала сердце, когда звучали строки о последнем спектакле Камерного театра. «Театр, мое сердце не будет больше биться от волнения успеха. О, как я любила театр... Искусство! И ничего от меня не останется, ничего, кроме воспоминаний...», – произнесла последние слова своей роли Алиса Коонен («Адриенна Лекуврер» Э. Скриба), зрители в зале встали, раздались овации и тяжелые створки железного занавеса закрылись навсегда.

На экране возникали вдохновенные лица «камерников» и студийцев, драгоценные фрагменты спектаклей из собрания ГЦТМ им. А.А.Бахрушина, фрагменты из документальных фильмов Леонида Шварца «Театр, чуждый народу» и «Я не увижу знаменитой Федры», записанные на диск, приложенный к каждому экземпляру книги.

Получилось, что на сцене Дома актера сыграли настоящий спектакль в честь Камерного театра (режиссер П. Тихомиров, ведущий С. Коробков, актеры Н. Красноярская, И. Кара-Моско, И. Фадина, В. Лескова, Е. Бушуева-Цеханская, А. Яковлев), куда без швов вошли пронзительные монологи историков и очевидцев – профессора Алексея Бартошевича, актрис Майи Ивашкевич и Наталии Кенигсон, критиков Сергея Николаевича и Нонны Голиковой. Легенда ожила и вернулась.

Фото Вячеслава Кабанова
Предоставлены ЦДА им. А.А.Яблочкиной

 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2017
Журнал Музыкальная жизнь