Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №3, 2017
Мария ЗАЛЕССКАЯ
Возвращение короля, или Разговор с Богом
Органный гала на исторической сцене Большого театра
 

Рассказывая об этом событии, хочется употреблять только самые возвышенные эпитеты. Даже место проведения – Основная (историческая) сцена Большого театра – сразу настраивало на определенный лад. А если учесть, что публике предстояла встреча с «королем музыкальных инструментов», по выражению Моцарта, то концерт изначально обещал быть по-королевски торжественным и праздничным. 20 февраля в Большом правил бал Его Величество орган!

Как полноправный хозяин, а не слуга оркестра, он звучал здесь всего третий раз после своего «рождения» в 2013 году. Тогда программы «Приношение королю инструментов» и «Торжество муз» открыли, можно сказать, новую эпоху в истории органного искусства. И нынешнее «возвращение короля» получилось поистине триумфальным. Мы привыкли к органным концертам в костелах или концертных залах; привыкли к концертам статичным, сконцентрированным. Большой же театр ассоциируется прежде всего со зрелищным и динамичным оперным или балетным действом. Но для проведения «Органного гала» недаром была выбрана именно театральная сцена. Слушателей – в данном случае правильнее всего называть их «слушателями-зрителями» – ждала встреча с настоящим спектаклем!

Титулы блестящей «королевской свиты» впечатляли. Главные роли (а мы уже договорились, что рассказываем о спектакле) исполняли: профессор Венецианской консерватории имени Бенедетто Марчелло, органист Папской капеллы в Ватикане Джанлука Либертуччи; лауреат международных конкурсов в Сент-Олбансе и имени Микаэла Таривердиева, органист базилики Святого Сатурнина в Тулузе Жан-Батист Дюпон; доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, лауреат премии Москвы в области литературы и искусства Евгения Кривицкая (именно она в качестве эксперта тестировала после установки орган Большого театра, благословив его на благородный путь служению Искусству) и заслуженный артист России, профессор Санкт-Петербургской консерватории Даниэль Зарецкий.

Но не только орган царил в этот вечер на сцене. «Высший свет» на «королевском балу» представляли музыканты легендарного Ансамбля скрипачей и артисты симфонического оркестра Большого театра: Сергей Лысенко (гобой), Алексей Корнильев (труба), Игорь Цинман (скрипка), приглашенный солист Большого театра Александр Болдачев (арфа). Кстати, дуэт органа и арфы можно услышать нечасто. А арфист – профессия для мужчины вообще чрезвычайно редкая; арфа традиционно считается сугубо «женским» инструментом. Но Александр Болдачев – арфист, композитор, педагог, лауреат 10 (!) международных конкурсов – убедительно доказал, что данный стереотип является заблуждением, и смело продолжил традиции французского композитора и арфиста Марселя Гранжани.

Если орган – «король инструментов», то человеческий голос – самый совершенный инструмент. Полноправным участником нашего спектакля стал также Камерный хор Московской консерватории (художественный руководитель и главный дирижер Александр Соловьёв) – с некоторых пор активный игрок на поле Большого театра. Коллектив славится своей мобильностью и универсальностью, так что, спев на органном концерте сочинения Баха, Вивальди, Моцарта и Каччини, он с легкостью влился в следующий (уже балетный!) проект, блеснув в «Симфонии Псалмов» Стравинского. Блистали солистки оперной труппы Большого театра – трепетное проникновенное сопрано Екатерина Щербаченко и глубокое бархатное меццо Светлана Шилова.
Итак, действующие лица и исполнители названы. В зале медленно гаснет свет, раздвигается занавес...

Освальд Шпенглер говорил, что орган покоряет пространство. Повинуясь первым же аккордам «короля», практически пустая черная сцена преобразилась. Интерьеры старинных соборов, одухотворенные лица музыкантов и их волшебные руки, мерцание церковных свечей и рассыпающиеся на радужные блики разноцветные витражи, облака, плывущие в синеве небес, и разбег гигантской океанической волны, цветовые абстракции и пронзающие мрак солнечные лучи – все это сплеталось в единый причудливый танец. И зритель переставал понимать, где он находится, терял связь с действительностью, чтобы, казалось, объять весь мир. Конечно же, столь ошеломляющий эффект достигался с помощью ультрасовременных средств видеопроекции. Но волшебство музыки на то и волшебство, чтобы заставить нас искренне поверить в чудо!

Это был поистине синтез времен, наглядная ретроспектива истории органного искусства. От XVI века до ХХ. От Джулио Каччини до Олега Янченко. От духовных сочинений Иоганна Себастьяна Баха и Антонио Вивальди до романтизма Ференца Листа, Жюля Массне и Шарля Гуно. От немца Франца Шуберта до французов Шарля-Мари Видора, Сезара Франка, Леона Боэльмана и Луи Вьерна и итальянцев Марко Босси и Пьетро Масканьи.

Вечная музыка! И вечное слово! На исторической сцене Большого театра 20 февраля 2017 года был гармонично достигнут тот синтез искусств, тот высокий идеал Прекрасного, о котором мечтали в свое время романтики. Настоящее пиршество для глаз и ушей! Драматическую партию блестяще сыграл Мастер художественного слова, актер и режиссер Петр Татарицкий. Его нельзя назвать просто ведущим концерта. Нет! Он был тем связующим звеном, собравшим отдельные «пазлы» в единую масштабную картину. Кроме того, он воскресил незаслуженно забытый ныне жанр мелодекламации, исполнив под аккомпанемент Евгении Кривицкой, Ансамбля скрипачей и Алексея Корнильева транскрипцию романса Листа «Как дух Лауры» на стихи Виктора Гюго. «Приди, моя мечта!..» Казалось, на этот призыв невозможно было не откликнуться. Завораживающий голос актера вплетался в ансамбль органа, трубы и скрипок; он тоже был музыкой; его хотелось не слушать – ему хотелось внимать, как проповеднику, как пророку.

Мы говорили о «королевском бале», о спектакле. Но сидя в зрительном зале театра, в этот вечер невозможно было отделаться от ощущения, что находишься... в церкви, при том, что примерно половину программы составляли сугубо светские произведения. Большой театр в очередной раз подтвердил известную истину: он заслуженно имеет славу Храма Искусства. А что бы ни происходило в храме, там всегда обращаются к Богу. «Органный гала» и был таким прямым разговором с Всевышним. Звучание органа недаром считается божественным и покоряет пространство и время. Этот гигант весом в 8 тонн с двумя тысячами труб способен передавать самые сокровенные движения человеческой души. Передавать прямо на небеса...

Очень символично, что завершало – спектакль? службу? – произведение, воплотившее в себе весь смысл, всю суть происходящего: Ave Maria Каччини–Янченко в исполнении Евгении Кривицкой, Камерного хора Московской консерватории, Алексея Корнильева и Екатерины Щербаченко. Когда ангельский голос певицы и последний вздох органных труб замерли на тончайшем pianissimo, стало ясно и очевидно, что «Бог не всегда слышит крик, но всегда – шепот искреннего сердца».

 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2017
Журнал Музыкальная жизнь