Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Интервью
Музыкальная жизнь №4, 2017
Вячеслав СТАРОДУБЦЕВ: «Представить оперу как великое и доступное искусство»
 
  В Новосибирском оперном театре появился главный режиссер – молодой, но уже весьма опытный Вячеслав Стародубцев, ученик Дмитрия Бертмана. В его «портфолио» – множество работ, в том числе как оперного артиста, но прежде всего, конечно, режиссерские постановки – в Центре оперного пения Галины Вишневской, «Геликон-опере», Приморском оперном, Михайловском театрах, а также на драматических сценах.
В Новосибирске Вячеслав работает уже год, и весьма успешно: за это время выпустил четыре большие оперные премьеры, которые неизменно собирают аншлаги. Это «Турандот» Пуччини, «Пиковая дама» Чайковского, «Бал-маскарад» и «Аида» Верди, признанная лучшим музыкальным спектаклем сезона в Новосибирске. Сегодня Вячеслав – наш собеседник.

Ольга РУСАНОВА
 

– Прежде всего, хочу вас поздравить с новым назначением. Насколько я понимаю, должность главного режиссера Новосибирского оперного театра (НОВАТа) уже давно была вакантной. И вы, конечно, эту должность заслужили – за год вы поставили на этой сцене четыре оперных спектакля, да непростых, а с жанровыми подзаголовками: «триллер», «квест», fashion… Это ваши идеи?
– Вообще поиски в этом направлении у меня начались еще до Новосибирска. Точнее – в Приморской опере во Владивостоке, где мы с художником Петром Окуневым ставили «Мавру» Стравинского как «оперный анекдот». Мне показалось это хорошим ходом, который разъясняет в двух словах жанр, направленность спектакля и тем самым привлекает зрителя. Руководству Новосибирского театра тоже оказались интересны такие определения: «Турандот» у нас опера-квест, «Аида» – опера-fashion… Для меня особенно важно было заинтересовать молодую аудиторию, сделать так, чтобы опера стала ей созвучна. Что скрывать? Обычный человек редко ходит в оперу, если он не музыкант. Многие считают, что опера скучна. Мне же хочется доказать обратное. Представить оперу как высокое, великое и доступное искусство. Чтобы человек, придя в театр однажды, захотел прийти второй раз, третий. Вот для чего мне нужны эти жанровые определения-подзаголовки.

– Вы начинали на сцене как певец (тенор – Прим. ред.). Но уже довольно давно перешли в режиссеры. А как этот переход свершился? Когда вы почувствовали эту режиссерскую фантазию, уверенность в том, что сможете вести за собой артистов?
– Вообще-то резкого перехода из одного состояния в другое не было. Я всегда старался все совмещать. Еще в детстве в Туле, во Дворце пионеров я и пел, и сам что-то ставил. Когда я поступал в ГИТИС, мой учитель Дмитрий Александрович Бертман хотел меня сразу перевести в режиссеры, но мы решили, что сначала я все же должен получить образование как оперный певец, а потом уже, в аспирантуре, продолжить обучение как режиссер.

– Но вы же не поете сейчас на сцене?
– Иногда пою. Например, в спектакле Романа Виктюка «Сергей и Айседора» я исполняю романсы Свиридова. Там вообще интересный сплав музыки Шнитке, моего пения a capella и драматического действия. Ну и конечно, я продолжаю петь в «Геликоне» – правда, теперь нечасто и небольшие партии.
Вообще более всего я когда-то мечтал спеть Ленского – и спел его в постановке Дмитрия Бертмана, и это для меня большое счастье. Также мне нравились хара?ктерные роли: Базилио в «Свадьбе Фигаро» Моцарта, Бардольф в «Фальстафе» Верди, доктор Блинд в «Летучей мыши» Штрауса (я иногда пою его в постановке «Геликона»). Еще у нас есть с Аней Тереховой проект «Игра на двоих» – там я пою романсы Чайковского. Мы этот спектакль везем на фестиваль «Pacific Meridian» во Владивосток, и в рамках «Кинотуров» (это специальная программа фестиваля) с 8 по 16 сентября будем с этой программой колесить по Дальнему Востоку.

– Как теперь ваша жизнь будет организована? Вы ведь и в «Геликоне» продолжаете работать, и в Михайловском ставите (11 мая премьера «Свадьбы Фигаро» Моцарта – Прим. ред.). Но главный акцент, наверное, будет на НОВАТе?
– Давайте по порядку. Безусловно, «Геликон-опера» – это мой дом, моя семья, Дмитрий Александрович Бертман – мой учитель. Именно он был первым, с кем я посоветовался по поводу новой должности.

– Он сразу сказал: «Да»?
– Он сказал: «Плыви»… Однако моя жизнь всегда была насыщенной. Скажем, в Михайловском театре я не работаю, но сейчас ставлю «Свадьбу Фигаро», делаю и другие проекты, как я уже говорил. Но основной акцент теперь будет, конечно, на Новосибирске. У меня давно так сложилось: жизнь в перелетах. Два года подряд я летал во Владивосток, сделал там семь спектаклей – в оперном и драматическом театрах. Сейчас все же чуть легче, чуть ближе: не восемь, а «всего» четыре часа лету до Новосибирска из Москвы.

– Когда вы пришли в Новосибирский театр год назад, что за публику вы встретили? И что вы видите теперь – есть ли разница? Скажем, для меня перемены разительны: сейчас на вашем спектакле «Бал-маскарад» я наблюдала прямо-таки переаншлаг. Ни одного свободного места. Между тем, два года назад даже на «Лебедином озере» театр был далеко не заполнен…
– Да, проделана громадная работа, прежде всего руководством театра. Нам захотелось сделать уникальное молодое лицо театра. Мы постарались привлечь новую публику, и мне приятно теперь видеть красивых молодых людей. Придумывание жанров для оперных премьер тоже сработало на эту цель. И конечно, это просто здорово, что один из самых больших театров страны заполнен почти на 100%.

– А год назад так же было?
– Мне кажется, что не так. Я долго присматривался к зрителю, изучал его. Мне важно было понять образ мыслей сибирского зрителя. Мне кажется, что мы нашли ключ к пониманию им оперного жанра.

– Я смотрю, вы педалируете слово «Сибирь», даже на своей странице в Facebook пишете: «приезжайте к нам в Сибирь». Тогда расскажите про сибирского зрителя. Кто он?
– Как бы пафосно это ни звучало, но мне нравится наша страна: огромная, интересная, разная. Я с удовольствием работал на Дальнем Востоке – это уникальное место. Новосибирск – тоже особое место. Например, зимой так снег хрустит, мне кажется, только здесь. Это город с уникальными людьми: честными, порядочными, теплыми, непростыми, может быть, даже иногда резкими. Но эта резкость – от особого понимания правды, смысла жизни.
Ведь что такое театр? Это прежде всего общение с людьми. У нас есть образовательный проект «Открытый НОВАТ», в рамках которого я читал лекции перед спектаклями, проводил встречи со зрителями. Они и помогли наладить со зрителями контакт – а ведь это было для нас главным. На этих встречах я люблю задавать вопрос: кто пришел в театр первый раз? Люди поднимают руки, потом я прошу их написать свое мнение о спектакле в социальных сетях. И они пишут, материал собрался богатый – можно, наверное, по нему уже диссертации писать. Конечно, среди неофитов чаще всего бывают школьники, студенты, и это понятно. Но есть и взрослые люди, читать их, кстати, очень интересно. Завоевание этой аудитории, я считаю, – наша победа. Еще у нас есть встречи под названием «открытый диалог» с Дмитрием Юровским и балериной Анной Жаровой. Нам было важно найти этот диалог со зрителем, чтобы понимать, какие рычаги работают.
Все это с одной стороны. А с другой – в театре сложилась грандиозная оперная труппа мирового уровня. Вероника Джиоева, Ирина Чурилова, Павел Янковский, Максим Аниськин, Олег Видеман…И для меня большое счастье работать с каждым из этих артистов.

– Знакомые имена, многие поют на столичных сценах…
– Да.

– На сколько лет у вас подписан контракт?
– На два года.

– И каковы ваши планы на новом посту? Я имею в виду даже не названия премьерных спектаклей, а, может быть, принципиально новые проекты, связанные, в частности, с открытием малой сцены (Концертного зала) после реконструкции …
– Ну смотрите. Огромная, великая историческая сцена Новосибирского театра требует своего подхода, своего репертуара – в основном классического. Но хочется развивать труппу многопланово, делать камерные вечера, хочется, чтобы звучала современная музыка. Открытие этого зала с потрясающей акустикой ставит перед нами новые задачи. Мы хотим позиционировать зал как мультижанровый, в котором происходят не только концерты. Мне бы хотелось, чтобы были проекты, где встречались бы видеопроекции, музыка, балет, драматический театр. Я во всех своих спектаклях во Владивостоке, например, совмещал музыку и драму. Это и «Наказанный распутник» – одновременно по «Каменному гостю» Пушкина и опере «Дон Жуан» Моцарта. Та же «Мавра» – и опера Стравинского, и вместе с тем с драматическим персонажем – самим Пушкиным.
Мне кажется, за такими мультижанровыми проектами большое будущее. Да и не хотелось бы дублировать функции филармонии, с чем также согласен и музыкальный руководитель театра Дмитрий Юровский, который меня и пригласил в Новосибирск год назад. Хочу привлечь молодых режиссеров, чтобы оперная труппа начала работу в другом, неклассическом направлении, нужно только найти свой уникальный подход к репертуарной политике Концертного зала, который бы развивал труппу.
Уверен: репертуар этого камерного зала будет уникальным. Например, один из проектов связан с философским факультетом МГУ и заместителем декана, доцентом Алексеем Козыревым. Я пригласил его выступить с лекцией «Философия и театр». У нас уже была лекция «Неизвестный Чайковский» Ады Айнбиндер, руководителя отдела рукописей Дома-музея Чайковского в Клину, перед премьерным показом «Пиковой дамы».

– Какие премьеры ожидаются в ближайшее время?
– Только что в апреле мы выпустили премьеру «Паяцев» Леонкавалло в постановке Иркина Габитова. Но главное событие сезона, подчеркну еще раз, – открытие 12 мая Концертного зала, в день рождения нашего театра.

– Планы на следующий сезон вы еще не объявляли?
– Пока могу определенно сказать о первой осенней премьере – это будет «Любовный напиток» Доницетти в моей постановке.

– А Неморино у вас есть?
– Конечно. Уникальность труппы НОВАТа в том и состоит, что там есть все: три Калафа, три Турандот, семь Лиз (из «Пиковой дамы»)…

– Я знаю, что у вас будет совместный спектакль с Вадимом Репиным, точнее – с его Транссибирским Арт-фестивалем?
– Да, на следующий год, но давайте не будем забегать вперед.

 
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2017
Журнал Музыкальная жизнь