Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №6, 2017
Сергей БУЛАНОВ
Из любви к искусству
Оркестр Йельского университета: впервые в России
 

Оркестр Йельского университета (США) – уникальное явление: трудно поверить, но владеют разными стилями и техниками, исполняют сложнейшие партитуры студенты вовсе не музыкального факультета, а будущие врачи, юристы, бизнесмены, политики.

Еще в 1965 году несколько молодых людей на подлинном энтузиазме и желании исполнять академическую музыку создали небольшой коллектив, а сейчас, по прошествии полувека, YSO входит в число самых востребованных оркестров.

Совсем недавно завершился первый в истории гастрольный тур Симфонического оркестра Йельского университета в нашей стране, инициированный известной американской компанией Classical Movements. «Любители» под руководством маэстро Тошиюки Шимады посетили четыре города: Великий Новгород, Санкт-Петербург, Москву и Ярославль.

С российской стороны помощь в организации гастролей оказал продюсер Ильгиз Янбухтин, в прошлом директор по международным отношениям симфонического оркестра Москвы «Русская филармония» и первый генеральный директор воссозданной Московской областной филармонии.

«Американские коллеги попросили меня подключиться к этому проекту в марте, – рассказал Ильгиз, – в связи с тем, что возник целый ряд организационных моментов, требующих урегулирования. Кстати, именно Classical Movements в этом году организовали приезд на фестиваль Ростроповича Национального симфонического оркестра из Вашингтона, а еще ранее в 1993 году визит того же самого оркестра во главе с Ростроповичем для выступления на Красной площади. На мой взгляд, несомненная значимость дебютного тура YSO в том, что российская публика получила возможность познакомиться с почти не представленным у нас сегментом оркестровой музыки, – студенческим университетским оркестром. Опыт, несомненно, удался. Все увидели профессиональный уровень, казалось бы, “полупрофессионального” молодежного коллектива».

Программу московского концерта составили три оригинальных произведения. Увертюра к пьесе Р.Б.Шеридана «Школа злословия» – ранний опус американского композитора XX века Сэмюэля Барбера, написанный им еще в годы учебы в Музыкальном институте Кёртиса в Филадельфии. Для исполнения Концерта для фортепиано с оркестром №3 Белы Бартока оркестр пригласил выдающего пианиста современности Бориса Бермана. В финале звучала Пятая симфония Чайковского – знаковое и по-особенному дорогое для русской публики сочинение.

Однозначно, на концерте оркестра в Большом зале Московской консерватории было чем восторгаться: коллектив звучал ясно, выразительно, слаженно и эффектно. Интерпретации не самых простых произведений оказались убедительными, и, самое главное, кроме нотного текста гости из-за океана сумели показать свое личное и осознанное понимание исполняемой ими музыки.
Сила искусства, бесспорно, велика, но вопрос о том, каким образом достигается такой высокий уровень качества в среде молодых гуманитариев, чье хобби – симфонический оркестр, все сильнее требовал ответа. Об этом после концерта согласился рассказать художественный руководитель YSO (с 2005 года), почетный музыкальный руководитель Портлендского симфонического оркестра в штате Мэн – Тошиюки Шимада.

– Маэстро, прежде всего, нас интересует насколько ваши музыканты непрофессиональны? Концерт явно доказывает обратное.
– Конечно, все ребята с детства достаточно серьезно занимались музыкой, выступали в лучших молодежных коллективах Америки, например, в оркестре Института Кёртиса. Но сейчас их основная профессия – другая, внемузыкальная.

– Бывают ли случаи, когда ваши оркестранты в конечном итоге все же связывают свою жизнь и профессию с искусством?
– Да, совсем недавно молодой человек, поступивший в университет с желанием стать врачом, изменил свое решение и сейчас успешно работает в одном из самых известных оркестров США. Многие музыканты YSO впоследствии стали играть в Нью-Йоркском филармоническом, Бостонском симфоническом и других оркестрах. Наш выпускник Марин Алсоп – музыкальный руководитель Балтиморского симфонического оркестра.

– Наверняка учебный процесс ставит перед вами проблему постоянного обновления состава?
– Да, каждый год примерно 10-15 участников коллектива оканчивают университет и выходят из состава оркестра. Но ежегодно к нам приходят новые студенты, что очень хорошо и важно. Правда бывает, что в какие-то периоды не хватает тромбонов или фаготов. Эта проблема решаема – мы просим помощи у музыкального факультета, хотя профессионалов стараемся задействовать как можно реже.

– Сейчас проходят первые исторические гастроли YSO в России, расскажите, по какому принципу составлялась программа тура?
– Я мечтал, чтобы оркестр вместе со мной сыграл в БЗК Пятую симфонию Чайковского. От нее мы и начали строить весь остальной репертуар. Пригласили профессора Бермана, который заканчивал именно Московскую консерваторию, с ним мы выбрали Третий концерт Бартока. А открываем наши программы Увертюрой Барбера, то есть американской музыкой.

Симфонию Чайковского Тошиюки Шимада действительно исполнил с большим пиететом к великому русскому композитору. Она прозвучала удивительно светло и оптимистично, а это само по себе нетривиальное решение концепции. Получился некий обобщенный взгляд на весь цикл: за «кадром» осталось изначально «полнейшее преклонение перед судьбой и неисповедимым предначертанием» и другие драматургические подробности. С первой части симфонии мы слышим, как дирижер решает загадку последних тактов финала и все явственнее утверждает главную идею: торжество неоспоримой победы светлых сил.

Эмоциональное настроение для восприятия симфонии в задуманном ключе удачно подготовил классически стройный, но при этом романтически поэтичный Концерт Бартока. Солист Борис Берман – выпускник знаменитого профессора Льва Николаевича Оборина. В 1973 году он оставил успешную карьеру в Советском Союзе и иммигрировал в Израиль.

В настоящее время профессор Берман руководит кафедрой фортепиано Школы Музыки Йельского университета. И именно о нем газета «Boston Globe» написала, как о «лучшем, что есть в русской пианистической школе». Нам удалось получить его комментарий и впечатления о сотрудничестве с оркестром Йельского университета.

– Маэстро Шимада поделился, что вы вместе составляли программу гастрольного тура. Почему выбор пал на музыку Бартока?
– В основном репертуар все же планировал сам Тошиюки Шимада. Он пригласил меня, и вместо того, чтобы снова играть, например, Прокофьева, я предложил исполнить Концерт Белы Бартока. Его редко играют в России, я думаю, это более интересно и свежо для публики.

– В этом концерте, пожалуй, немало почвы для субъективного исполнительского решения!?
– Да, Барток этот концерт даже и не завершил, последние 17 тактов закончил и оркестровал его ученик Тибор Шерли. Там мало динамических указаний, и многое остается на усмотрение исполнителя, композитор не успел всего этого разъяснить, поэтому осталось много вопросов. Но больше художественных, чем технических.

– Расскажите, пожалуйста, какие у вас впечатления от сотрудничества с оркестром Йельского университета? Это уже не первое ваше выступление с YSO.
– Я не так давно с ними играю. Специфика в том, что это очень особенный оркестр, каждый год четверть состава меняется, и если прийти к ним через год – другой коллектив. А от совместной работы неизменно получаю огромное удовольствие, они чудесные ребята, хотят играть и делают это исключительно из энтузиазма.

Эти слова Бориса Бермана – практически разгадка феномена YSO. Горячее желание заниматься музыкой, искренняя любовь к ней – ключевые качества любого музыканта, без которых невозможно настоящее искусство. И эту прописную истину блестящим примером вновь и вновь доказывает Симфонический оркестр Йельского университета. Парадоксально, но получается, не так первостепенно важно: профессионал на сцене или врач, умеющий играть на виолончели… Главное: как, почему и ради чего.

 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2017
Журнал Музыкальная жизнь