Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Музокно
 
Юлия ЧЕЧИКОВА
Балет-призрак
 

В минувшие выходные культурное сообщество всколыхнуло неожиданное сообщение о том, что главная балетная премьера сезона 2016/17 «Нуреев» в Большом театре переносится на неопределенный срок. Многие сочувствующие связали подобное развитие ситуации с событиями, разворачивающимися в последние месяцы вокруг одного из участников проекта Кирилла Серебренникова, режиссера-постановщика «Нуреева».

Другая версия – об излишней свободе в трактовке темы нетрадиционной сексуальной ориентации главного героя балета. Некоторые СМИ опубликовали снимок с репетиции, где большую часть задника сцены заняло гигантское фото обнаженного Нуреева. Как спектакль восприняла бы публика, пришедшая по политкорректному описанию, вывешенному на билетных сайтах («…балет является постановкой о настоящем герое. Он интересовался искусством в самом широком проявлении. Ему была интересна и живопись, и музыка, в конце жизни он даже осуществил свою мечту и начал дирижировать….») – сказать трудно.

10 июля Генеральный директор Большого театра Владимир Урин провел брифинг для журналистов, на котором подробно изложил позицию театра и озвучил новые сроки премьеры.

Почему именно Нуреев?

Первый балетный байопик, посвященный легендарному танцовщику Рудольфу Нуриеву, инициировала та же «золотомасочная» команда, которая осуществила в июле 2015 года на Новой сцене Большого театра двухактный балет «Герой нашего времени» на либретто по мотивам лирико-психологического романа Лермонтова: это кино- и театральный режиссер Кирилл Серебренников, хореограф Юрий Посохов и композитор Илья Демуцкий. Успех спектакля было решено закрепить предложением о дальнейшем сотрудничестве с тем же творческим составом авторов. Как рассказал на брифинге Владимир Урин, из предложенных идей балет о судьбе Рудольфа Нуреева, приуроченный к 80-летию, оказался наиболее привлекательным, хотя изначально не исключал очевидных трудностей: «Когда давал свое согласие на принятие этой идеи, я понимал, что речь пойдет о фигуре неоднозначной, со сложной судьбой, и рассказать об этом артисте будет непросто. Тем не менее, я остановился именно на этой идее, прекрасно понимая, что избежать соответствующей темы, которая может вызвать неприятие у какой-то части сообщества, не представляется возможным».

В чем причина переноса спектакля?

Официальная позиция такова – Юрию Посохову не хватило достаточно времени, чтобы довести «до ума» всю хореографическую составляющую спектакля. К тому же осложняло картину то обстоятельство, что Кирилл Серебренников (он же выступил автором либретто) надстроил спектакль элементами, характерными для других театральных жанров – хор, драматическая декламация, солирующая арфа на сцене. Языка тела режиссеру оказалось недостаточно. «Мы начали работу в конце января. Первые зимние месяцы года были связаны с юбилеем Юрия Григоровича, что сказалось на плотной занятости артистов балета, и Юрий Посохов мог только выборочно проводить репетиции. После окончания фестиваля Григоровича подготовка “Нуреева” стала протекать более интенсивно. В мае балетная труппа Большого театра уехала на гастроли в Японию и вернулась за двадцать дней до премьеры. Мы понимали, что за это время можно собрать спектакль, так как основные вещи уже были поставлены, но с появлением на репетициях Кирилла Семеновича выяснилось, что помимо балетной труппы, задействован хор, солисты, массовка. Таким образом, большую часть времени с 1 июля оттянул на себя Серебренников. 7 июля, посмотрев прогон и находясь в абсолютном унынии, а вечером, посовещавшись с Посоховым и Серебренниковым, мы с Махаром Вазиевым приняли решение о переносе премьеры, так как по качеству балета это было исполнено плохо. Посохов в горячности и усталости сообщил, что нуждается в месяце репетиций», – рассказал Урин.

Когда ждать премьеру?

Изначально Большой театр планировал показать «Нуреева» серией из четырех спектаклей – с 11 по 14 июля. После сообщения об отмены премьеры авторы постановки неоднократно сообщали на своих страницах на facebook о том, что «спектакля не будет». Однако по итогам брифинга у премьеры появились новые конкретные даты. Театр просчитывал несколько вероятных сценариев развития событий: «Сначала была мысль отменить серию из четырех спектаклей, репетировать еще неделю и сделать хотя бы один показ, – комментировал ситуацию В. Урин. – Однако 15 июля к нам с декорациями заезжает Борис Эйфман. Труппа Большого театра в свою очередь отправляется в Америку. Самому Посохову такой вариант также не подходил – после первого спектакля из серии он должен был бы уехать из Москвы. Откладывать премьеру на длительный период не целесообразно, несмотря на то, что планы сезона 2017/18 давно сформированы. Мы скрупулезно искали дату. С сентября пойдут репетиции, связанные с текущим репертуаром, и дать труппу уже не представляется возможным. В ноябре и вплоть до апреля занят Посохов, однако месяц до 5 мая он сможет посвятить «Нурееву». Таким образом, с 1 апреля педагоги приступят к восстановлению материала и начнут репетиции. В середине апреля приедет Посохов, в распоряжении которого будут две недели репетиций, правда, в это время Серебренников будет заниматься выпуском спектакля в Мюнхене. И все же по его линии весь объем работ сделан, никаких корректур не требуется, поэтому важно, чтобы кто-то из его ассистентов взял этот процесс на себя. И в итоге 4-5 мая мы планируем показать премьеру».

Чем чревата для театра отмена премьеры?

Владимир Урин подчеркнул, что Большой театр не понес убытков от переноса «Нуреева» на следующий сезон, так как по купленным билетам зрители смогут посмотреть другой спектакль – «Дон Кихот» (хореография Мариуса Петипа в редакции Алексея Фадеечева), а средства на производство «Нуреева» не были потрачены впустую, и запланированная премьера их полностью оправдает во второй половине следующего сезона. Гендиректор Большого осознает, что отмена спектакля существенно отразилась на репутации театра (за развитием событий следит также издание The Guardian и ряд других иностранных СМИ), однако Урин придерживается позиции, когда лицо театра – качество спектакля.

Зачем Владимиру Урину звонили из Министерства культуры?

Владимир Урин рассказал на брифинге о телефонном разговоре с министром культуры Владимиром Мединским. По словам гендиректора Большого театра, чиновник хотел узнать о причинах переноса премьеры, так как СМИ проявляют повышенный интерес к этой теме. Также Урин исключил какие-либо «переклички» с разбирательством, инициированным органами по делу о хищениях «Седьмой студии»: «Я прекрасно понимаю ситуацию, связанную с Кириллом Серебренниковым и “Седьмой студией”. Я также понимаю, что в зале присутствуют люди, которые уже высказали свое мнение по этому поводу. Проанализировав информацию, они вынесли свой вердикт. Так как у них уже сформирована своя точка зрения, я вряд ли их сумею убедить в чем-то ином, но на самом деле все складывалось так, как я рассказал, никаких других обстоятельств не было».

В завершении встречи с журналистами Владимир Урин сообщил, что «Нуреев» останется на Исторической сцене Большого театра. «Я абсолютно уверен, что спектакль будет иметь очень неоднозначную оценку. Споры по поводу него, безусловно, будут».

За несколько дней до драматических событий, композитор Илья Демуцкий рассказал музыкальному обозревателю «Радио Россия» Ольге Русановой о музыкальной концепции «Нуреева»:

– Это балет о легенде, и, собственно, балет о балете. Разумеется, когда я работал над музыкой, то отталкивался от существующего огромного балетного материала, а также исходил из того, какие партии танцевал Рудольф Нуреев и какие ставил спектакли. Чтобы показать жизнь балета, я, конечно, должен был делать отсылки к классическому балету, что-то цитировать, стилизовать. Получилось большое разноплановое полотно, включающее отдельные сцены из жизни Нуреева, по сути, отдельные балетные номера, но не дивертисмент в привычном понимании. Это все равно биография артиста, балет глазами Нуреева, и мы здесь услышим стилизацию под барокко, и классический романтический балет, новую классику, экспериментальные жанры и джаз. Для меня интерес состоял в том, чтобы попробовать себя в разных стилях, и мне кажется, это получилось интересно.

В нашем спектакле Нуреев показан как танцовщик, но мы не ставили перед собой задачи дословно пересказать все его грани. Мы показали то, что нам интересно. По сути это изнанка балета. Это те люди и судьбы, с которыми он пересекался. Для меня Нуреев – фанатик в хорошем смысле слова, человек, чья жизнь – яркая и разнообразная со своими нюансами – и есть балет. Он – тяжелая личность с непростым характером, с драматической и вместе с тем яркой, блестящей судьбой. Тем интереснее было к ней обратиться. «Нуреев» – больше чем балет. Это громадное драматическое действо, и нам было интересно разными средствами показать его многогранность.

 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2017
Журнал Музыкальная жизнь