Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
 
Михаил КРИВИЦКИЙ
БГТОиБ привез жемчужину национального театра
«Санктъ-Петербургъ Опера» завершила гастроли в Москве в рамках фестиваля «Видеть музыку» раритетом
 

Балет «Красавица Ангара» — легенда бурятской академической школы, идеальный сплав технических достижений оркестра XX века и фольклорных традиций. Силами творческого тандема писателя Б. Ямпилова и композитора Л. Книппера ожили бурятские народные сказания о Байкале, его дочери Ангаре и красавце Енисее. Их образы, принадлежащие водной стихии, противопоставляются Черному Вихрю, зловещему охотнику со своей свитой из шаманов и заморских пленниц (это была идея либреттиста Н. Балдано). Он преследует Ангару, безуспешно добиваясь взаимности, и после множества перипетий история заканчивается победой добрых сил под предводительством Енисея и его свадьбой с Ангарой.

Балет впервые увидел сцену в 1959 году и пережил второе рождение в 2016 году, когда Морихиро Ивата, художественный руководитель Бурятского театра оперы и балета имени Цыдынжапова, представил его обновленную редакцию. Одно из наиболее заметных отличий от старой версии — раскрыты многочисленные купюры, которые в советское время считались несущественными. Эту редакцию и показали на фестивале «Видеть музыку», и, поверьте, зрелище получилось достойное.

Спектакль, премьера которого состоялась в конце 2016 года, изначально позиционировался как самый дорогой проект театра последних лет: его бюджет составил 18 миллионов. Команда художников — постановщик С. Спевякин, художник по свету А. Романов и художник по костюмам Е. Бабенко — проделали огромную работу. Спектакль поражает масштабом образов и одухотворенной поэтичностью. С помощью проекторов и прозрачных завес создаётся полное ощущение, как будто герои находятся под водой, настолько реалистично выглядят блики и мерцающие лучи света. Костюмы всех персонажей без исключения оформлены роскошно, иногда даже избыточно — исполнителю партии Байкала, казалось, порой ходить было трудно под давлением такой массивной шубы.

Большую роль в оформлении играла символика цвета: «положительные» персонажи были одеты во всевозможные оттенки синего, «отрицательные» щеголяли в ярко-красных кафтанах, так что зритель сразу ориентировался в расстановке сил. Чему способствовала и развитая система лейтмотивов: главные персонажи имели свои устойчивые мелодические характеристики, что также помогало следить за ходом событий.

Морихиро Ивата бережно отнесся к оригинальной хореографии эпохи советского драмбалета, созданной Михаилом Заславским и Игорем Моисеевым. Пластическая партитура насыщена выразительной пантомимой, жестикой, мимическими диалогами и монологами. В то же время тут много виртуозных вариаций (в частности в номерах Черного Вихря) и выразительных дуэтных сцен. Так, зрители устроили овацию в кульминации первого действия, когда Ангара (Лия Балданова), отвечая на страстные признания Енисея (Булыт Раднаев), летит к нему с большого прыжка в сложную поддержку. Запомнилось и их Адажио на берегу Байкала: виртуозное, со сложными верхними поддержками, безупречно выполненными солистами.

Если в их арабесках чувствовалась созидательность и нежность, то в танце Черного Вихря доминировали решительность и резкость. Многочисленные выпады, прыжки и в целом агрессивные движения создали цельный образ этого жестокого и коварного охотника. Колоритно смотрелись танцы его свиты, в особенности выплясывания шаманов под аккомпанемент ударных.

Оркестр под управлением московского дирижера Александра Топлова сделал все возможное, чтобы передать красочность оркестровки и этнический колорит легендарной партитуры.

Финал балета, когда Байкал благословляет влюбленных, трогает наивной верой в торжество сил добра: так и хочется пожелать — «пусть сказка станет явью»!

 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2017
Журнал Музыкальная жизнь