Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Интервью
Музыкальная жизнь №3, 2018

Ольга Ростропович: Папа всегда мне помогает

 

© Фото: Александр Гайдук
  Ежегодный фестиваль Мстислава Ростроповича – событие, традиционно ожидаемое московской публикой по нескольким причинам. Во-первых, это статусный фестиваль, выполняющий мемориальную функцию – оммаж выдающемуся музыканту XX века. Во-вторых, это музыкальное дефиле ведущих европейских симфонических и камерных коллективов – беспрецедентное явление для российской столицы. В-третьих, это отменный вкус, проявленный при составлении программы. Инициатор и художественный руководитель фестиваля – Ольга Ростропович (ОР) – рассказала Юлии Чечиковой (ЮЧ) о том, чем примечательна афиша нынешнего девятого пятидневного музыкального марафона.
 

ЮЧ Расскажите о главной художественной идее, которая объединяет программы концертов нынешнего фестиваля Мстислава Ростроповича в Москве.

ОР В следующем году фестиваль отметит десятилетие, и мы будем готовиться к этому событию. А в этот раз один из концертов – открытие 27 марта – приурочен к 65-летию со дня смерти Сергея Прокофьева, композитора, который был папиным Учителем с большой буквы, и с которым папу связывала человеческая дружба. В программу мы поставили Седьмую симфонию, Симфонию-концерт для виолончели, посвященную папе и написанную при его непосредственном участии. В 1952 году, когда он впервые исполнил это сочинение, за дирижерским пультом стоял Святослав Рихтер. На нашем фестивале в Симфонии-концерте солирует прекрасный молодой виолончелист, лауреат Конкурса имени П.И.Чайковского Пабло Феррандес.

ЮЧ Почему выбор пал именно на этого музыканта?

ОР Он – воспитанник Наталии Николаевны Шаховской, которая в свою очередь была папиной ученицей, так что в каком-то отношении здесь присутствует момент преемственности, и Пабло – папин музыкальный внук. Когда Пабло услышал, что ему предстоит выступить с Симфоническим оркестром Берлинского радио на открытии фестиваля Мстислава Ростроповича, и телеканал «Культура» будет осуществлять трансляцию, он лишился дара речи. Придя в себя, конечно, дал согласие. Это безумно сложное произведение – я очень хорошо с ним знакома, так как сама его играла в свое время.

ЮЧ Как в эпицентре программы оказалась оратория Баха «Страсти по Матфею» в версии баварского оркестра KlangVerwaltung?

ОР Этот коллектив, известный в России только знатокам старинной музыки, дебютирует на нашем фестивале и в стране. Основатель KlangVerwaltung дирижер Энох цу Гуттенберг – очень примечательная личность, потомок дворянского рода, чьи корни идут к Риббентропу и Бисмарку. Вместе с KlangVerwaltung приезжает Мюнхенский хор мальчиков, состоящий всего из десяти человек. Мне очень жаль, что невозможно сопроводить это исполнение титрами – Большой зал консерватории, к сожалению, не располагает такими техническими возможностями.

ЮЧ Новинка на фестивале – мультимедийное представление на музыку Респиги, копродукция с Дворцом искусств королевы Софии в Валенсии и Римским оперным театром в Термах Каракаллы.

ОР Это цирк без сетки. Мы впервые оказались «женаты» на незнакомой площадке – на Государственном Кремлевском Дворце, не предназначенном для исполнения музыки в целом и классической музыки в частности. Этот «стадион» с колоссальной вместимостью – 6 тысяч зрителей – известен отсутствием акустических условий. Но так как мы решились на такой авантюрный шаг – привезти в Россию сложное мультимедийное представление, у нас не оставалось выбора. Перед Большим симфоническим оркестром и испанским дирижером Антонио Мендесом (уже представлял этот проект в Риме, Валенсии с другими оркестрами) стояла сложная задача – за одну репетицию синхронизировать до тысячной доли секунды музыку и происходящее на экране. В нашем случае «Римская трилогия» превращается в исключительное зрелище с помощью современных трехмерных технологий.

ЮЧ В программе нынешнего фестиваля ощущается симфоническое превосходство. В прошлые годы вы оставляли вечер для сольных концертов.

ОР В этот раз мы пригласили камерный оркестр «Вена–Берлин», в который входят солисты двух ведущих симфонических оркестров мира — Венского филармонического и Берлинского филармонического. Готье Капюсон играет вместе с ними Первый концерт Гайдна, произведение, найденное в свое время моим папой в архивах и исполненное впервые в 1962 году.

ЮЧ Гайдн, Бах, Прокофьев – это все-таки композиторы прошлого. Как насчет новых или редких партитур?

ОР Очень немногие коллективы хотят специально разучивать вещи, которые они никогда прежде не играли. Не каждому виолончелисту под силу сыграть, например, концерт Пендерецкого. Кроме того, у фестиваля есть свои требования к солистам – произведения должны исполняться наизусть, как это делал мой отец. Приведу пример. Год назад бывшая стипендиатка Фонда Ростроповича Настя Кобекина выразила желание взяться за виолончельный концерт Лютославского и сыграть его с оркестром. Я выдвинула ей условие – выучить концерт наизусть. На V фестивале Мстислава Ростроповича в Оренбурге она сыграла его без нот, с ГСО РТ под руководством Александра Сладковского. На сегодняшний день никто в мире, кроме нее, это повторить не может. У публики, наблюдающей это зрелище, складывалось впечатление, что девушка импровизирует. Успех был ошеломляющий.

 
 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь